Феофан Затворник

2015 г. — празднование юбилея выдающегося церковно-государственного деятеля, великого подвижника и богослова святителя Феофана, Затворника Вышенского.

Отец Феофана затворника, Василий Тимофеевич Говоров, был священником и отличался истинным благочестием. Как выдающийся среди духовенства, он был назначен на ответственную должность благочинного и нес ее в течение 30 лет, заслужив одобрение начальства, а также любовь и уважение подчиненных. Отец Василий был человеком прямого и открытого характера, добросердечный и гостеприимный.

В прощальных словах владимирского духовенства звучала надежда на то, что Феофан Затворник, как и его великие предшественники, покинув многозаботливую святительскую кафедру, послужит Церкви своими писаниями и духовными трудами: «…как в древности св. Исаак Сирианин, а в недавнее время св. Тихон Задонский, – оба пребывая на безмолвии после трудов святительских, услаждали церковь Христову драгоценными для нее навеки писаниями и сими трудами своими обессмертили в христианстве свою святую память, которую прославил Сам дивный во святых Своих Бог, – так да процветет в летописях дней св. церкви и возлюбленное имя отшельника – иерарха нашего, дондеже облечется вечным бессмертием небесным от Отца Светов. Да сотворит Господь и да исполнит по сим желаниям нашим искренним, молитвами прославившихся зде угодников Своих, к которым благоговейно и всегда притекал с усердными мольбами о заступлении преосвященный Феофан Затворник» [2].

От отца же святитель Феофан затворник унаследовал сильный и глубокий ум. Отец-священник часто брал с собою сына в храм Божий, где он становился на клиросе или прислуживал в алтаре. При этом развивался в отроке дух церковности.

Так под мудрым руководством отца и нежной, любовной попечительностью матери при благочестивой настроенности всего семейства протекали первые годы детства: у родителей кроме Георгия было еще три дочери и три сына.

Учеба Святителя Феофана Затворника в училище и семинарии

Надо сказать, что первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме: на седьмом году его начали учить грамоте. Отец Василий руководил обучением и прослушивал заданные уроки, а учила детей мать. «Еще в детстве Георгий обнаруживал ум весьма светлый, пытливый, доискивающийся первопричины явлений, быстроту соображения, живую наблюдательность и другие качества, приводившие нередко в удивление окружающих. Еще более возвысился, дисциплинировался и укрепился ум его школьным образованием», – пишет один из биографов святителя Феофана затворника И. Н. Корсунский.

Давая наставления о чтении духовной литературы, Феофан Затворник уточнял у своих адресатов, есть ли в их библиотеке творения святителя Тихона: «Читать для знания – одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. … Св. Тихона читаете? – Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами» [16]. А о. архимандрита просил в письме: «Поклонитесь св. мощам свт. Тихона, и приложитесь к ним, и скажите, что это за меня, чтоб помогал мне святитель Божий» [17].

Святитель Феофан Затворник участвовал в торжествах прославления святителя Тихона, которые прошли в 1861 году. В это время святитель Феофан Затворник находился на Тамбовской кафедре и его участие в торжестве открытия мощей новоявленного чудотворца-святителя «послужило как бы особым благодатным освящением его собственного святительского служения» [3].


Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь принимает паломников из разных концов России, а также из дальнего и ближнего зарубежья.

Подробнее...

Главное меню.

 
 

 

ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Свято-Успенский Вышенский монастырьСвято-Успенская Вышенская пустынь находится в Рязанской области на правом берегу реки Выши, неподалеку от впадения ее в Цну. Ближайшими к обители поселениями являются две небольшие деревни – Выша и Важное.

Подробнее...



Приглашаем трудников

Свято-Успенский Вышенский монастырь приглашает трудников для проведения работ в обители. Монастырь с благодарностью примет рабочих, имеющих строительные специальности, а также любых желающих, готовых потрудиться по благоустройству территории. Всем будет предоставлено жилье и питание.


Святитель Феофан Затворник.



 

Вы находитесь здесь:Главная»Свт. Феофан Затворник

Архиепископ Петергофский Амвросий

Воскресенье, 18 Июня 2017 16:27 Автор

Ваше Преосвященство, дорогой Владыка!
Глубокоуважаемые участники и гости научного форума!

От имени профессоров, преподавателей и студентов Санкт-Петербургской духовной академии сердечно приветствую всех вас, собравшихся вместе, дабы поделиться результатами своих научных исследований в области изучения духовного подвига и богословского наследия замечательного духовного писателя Русской Церкви – святителя Феофана Затворника.

В истории Санкт-Петербургской духовной академии этот выдающийся подвижник и богослов занимает особое место, несмотря на то, что был выпускником другой – Киевской академии. Иеромонах Феофан (Говоров), как известно, с 1844 по 1847 гг. преподавал в столичной Академии нравственное и пастырское богословие. Еще два года – с 1857 по 1859 гг. – возглавлял Академию на Неве в качестве ее ректора.

Однако на этом история взаимоотношений не заканчивается. В 1889 г. Совет Санкт-Петербургской Академии, без каких бы то ни было переговоров и контактов с тогда уже известным затворником, инициирует присуждение своему бывшему ректору степени доктора богословия. Была создана специальная комиссия из профессоров, принявшая положительное решение со словами о том, что епископ Феофан «был богословом не в узко специальном только смысле этого слова, т.е. автором таких специально-ученых богословских сочинений, которые предназначались бы лишь для ограниченного специально-образованного кружка ученых адептов богословской науки, а богослов в лучшем и широком смысле слова, – богословом, который, не заключаясь в узкую сферу специальной учености, говорил и писал языком, доступным для широкого круга лиц, жаждущих духовного просвещения». В 1890 г. Совет Санкт-Петербургской духовной академии присвоил святителю Феофану высшую богословскую научную степень, о которой сам святитель говорил: «Это докторство меня очень радует».

Однако и это еще не все. В скором времени после кончины святителя в столичной Академии началось интенсивное изучение его жизни и многогранного литературного наследия. Разработкой занимались не только наставники, но и студенты. Так, с 1889 по 1918 гг. было написано не менее 9 кандидатских диссертаций, 4 из которых сохранились до настоящего времени.

Весьма радует, что последние два года в стенах нашей Академии читается новый курс – Русская патрология, в котором изучению наследия святителя Феофана Затворника уделяется весомое место. Уже сейчас можно констатировать, что в студенческой среде Вышенский Затворник принадлежит к числу самых любимых и читаемых авторов. Отмечу, что как учащие, так и учащиеся с нетерпением ждут выхода в свет «Полного собрания творений святителя Феофана Затворника», равно как и «Летописи жизни и творений святителя Феофана».

Молитвами святителя Феофана, да благословит Господь работу конференции, а ее участникам да подаст мудрость к уразумению высоких и богопросвещенных мыслей, изложенных в трудах этого великого святого нашей Матери-Церкви.

С Любовью о Господе, ректор Санкт-Петербургской духовной академии архиепископ Петергофский Амвросий

Дорогой владыка Климент, всечестные отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствую всех участников научной конференции «Жизнь и труды святителя Феофана Затворника в истории и современности», которая призвана послужить освещению очередного этапа многосторонней деятельности сообщества исследователей по изучению личности и творений святителя Феофана Затворника Вышенского, подготовки к изданию Полного собрания его сочинений.

Изучение и представление нашему народу великого духовного наследия этого святого отца – важнейшее дело современности, в которой мы наблюдаем трагическое смятение понятий и отступление от вечных ценностей, хранимых и утверждаемых Православием. В русских духовных школах, на послушаниях в церковных миссиях за рубежом, при служении на архиерейских кафедрах, но особенно в тиши вышенского затвора сформировалась святая личность святителя Феофана, через которую «многочастно и многообразно» благодать Божья засвидетельствовала Своё могущество устраивать человеку путь ко спасению. Именно этой цели были подчинены жизнь и труды архипастыря-затворника.

В год столетия вступления нашего Отечества в эпоху повсеместного поругания святынь и братоубийственной войны, во времена, о которых сказано Даниилом пророком (3, 32): «...и предал еси нас в руки врагов беззаконных, мерзких отступников, и царю неправедну и лукавнейшу паче всея земли»; мы с особым трепетом обращаемся к Вышенскому Затворнику как к пророку, предвозвещавшему эту лютую годину кровавых гонений, за что и был он наименован архиепископ Аверкием (Таушевым) «провозвестником кары Божией русскому народу». «Поднялось скрытое гонение на христианство, – писал святитель Феофан, – (которое стало прорываться и явно, как недавно в Париже). Что там сделалось в малом объеме, того надобно ожидать со временем в больших размерах... Спаси нас, Господи!» [1]

Сегодня светлая личность святителя и его благодатные творения способны послужить как верным чадам Церкви, так и обделенным духовным просвещением соотечественникам утверждению в православной вере, в любви к нашей Святой Церкви, в следовании святоотеческим путем обожения, что делает труды нынешней конференции особо значимыми и актуальными.

Преискренне желаю успешной и плодотворной работы ее участникам, Божьей помощи и вдохновения Вам, дорогой владыка Климент, и Вашим сподвижникам по подготовке с упованием ожидаемого Церковью Полного собрания сочинений святителя Феофана Затворника.

 


[1] Феофан Затворник, свт. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия: Краткие поучения. Четверг седмицы 8-й по Пятидесятнице. М.: Правило веры, 2007. С. 198.

Холопов Сергей Геннадьевич,
заведующей библиотекой,
преподаватель Рязанской духовной семинарии

Учение о душе святителя Феофана Затворника Вышенского

 В Церковном Предании до сих пор не выработано общепринятого богословского определения понятия человеческой души. В православном богословии вполне допускаются несколько точек зрения на природу души: трехсоставность (дух, душа и тело) и двухсоставность (душа и тело). Главное – понимать, что душа имеет совершенно иную тварную природу, чем видимый и материальный мир. Для человека доступно лишь ее проявления. Несомненно, что душа человеческая имеет свою особенную природу, но какова она по сути и чем она является?

Существует ошибочное мнение, которое состоит в том, что душа имеет божественную природу, и что она единосущна Богу. Такое мнение возникает в связи с невидимостью души и наличием в ней богоподобных свойств (разум, бессмертие). Святоотеческое предание однозначно отвергают эту идею, ибо Священное Писание прямо свидетельствует о природном различии твари и Творца и невозможности их смешения. Преподобный Макарий Египетский пишет об этом так: «Душа не от Божия естества и не от естества лукавой тьмы, но есть тварь умная исполненная красоты, великая и чудная, прекрасное подобие и образ Божий» [1]

В истории Церкви постепенно сформировалось учение, которое вызывало споры у разных богословов, – это идея телесности души. В XIX столетии между святителями Игнатием (Брянчаниновым) и Феофаном Затворником на эту тему возникает известное богословское разногласие [2].

Святитель Игнатий в своем сочинении «Слово о смерти» обосновывает идею об особой вещественности природы ангелов и человеческих душ. Его мысль такова: «Душа – это эфирное, весьма тонкое летучее тело, имеющее весь вид нашего грубого тела, все его члены, даже волосы его характер лица – словом полное сходство с ним» [3].

Святитель Феофан Затворник в этом вопросе считал по-другому. Следует отметить, что в целом он положительно относился к сочинению святителя Игнатия (Брянчанинова), но считал, что подобные суждения являются слишком материалистическими. Свои взгляды он подробно излагает в книге «Душа и ангел – не тело, а дух». Здесь он пишет, что души человеческие и ангелы, имея  духовную, невещественную природу, возможно, облечены еще и в некую эфирную оболочку-тело, но неверно думать, что все души сводятся к утонченному веществу – эфиру. Святитель, обращает внимание, что такие свойства души как: сознание, свобода, нравственность не могут быть плодом деятельности какого-либо, даже весьма утонченного вещества; следовательно, самое важное в душе пребывает за пределами вещества, а значит, и душа – это не только эфирное тело: «Само собою выходит, что лицом, сознающим себя, свободно действующим, мыслящим, желающим и чувствующим, никак не может быть само тело-душа (эфирная душа), а должно быть нечто пребывающее внутри этого тела, так что тело-душа будет для него только органом и жилищем» [4]. Святитель Феофан, раскрывая православное учение о духовном невещественном начале в человеке, описывает понятие человеческой личности, которая определяет способ существования своей природы, но природой не является. Он называет это начало в человеке чаще всего словом «дух», но для раскрытия смысла использует слова «лицо», «субъект», «некто», то есть личностные категории [5].

Душа человеческая, являясь, простой и неделимой, проявляет себя через три собственные силы. Святитель называет их мыслительной, желательной и чувствующей. Некоторые святые отцы именуют эти силы как: разумная, раздражительная и желательная[6].    

Мыслительная или разумная сила души действует через мысль или, как говорят святые отцы, через внутреннее слово[7]

Святитель Феофан пишет, что желания и чувства мятутся под действием мысли [8]. Мысли прямо рождаются из души, но они сразу облекаются в образ. Так что мыслительная сторона души вся есть образная[9].  С другой стороны, воображение и память сами по себе не мыслят, они только служебные силы.

Способность души, из которой исходят такие вопросы и которою порождаются мысли в ответ на них, – Феофан Затворник называет рассудком. Дело рассудка – рассуждать, обдумывать и находить требуемые решения.

В своей мысленной области человек часто видит непрерывное движение образов и представлений без всякой определенной цели и порядка, но это не рассуждение, а блуждание и рассеяние мыслей [10]. Святитель Феофан пишет, что у человека нередко большая часть времени проходит в пустомыслии и блуждании мыслей [11]. Однако помысел не всегда несет негативный смысл. Существуют благие божественные помыслы, то есть вложенные в сердце Богом или ангелом хранителем. Апостол Павел наставляет отвращаться от плотских помыслов и стремиться к духовным (Рим. 8, 6–7).

После грехопадения человек потерял власть над собой. Своеволие стало отражаться, прежде всего, на низших способностях души, и пока он не выйдет из состояния падения, он останется рабом своего, часто неистинного или ложного воображения. «Дело преобразования низшей части души человека трудно и продолжительно, но необходимо для преуспеяния в духовной жизни. Труд и время в конце концов смиряют воображение, и во внутреннем мире водворяются мир и тишина» [12].

Желательная сила помогает реализовать намерения, желания, стремления человека. Это энергия деятельная, к которой относятся и волевые качества души. Святитель об этом пишет так: «Действующая здесь сила есть воля, которая волит – желает приобресть, употребить или сделать, что находит полезным для себя, или нужным, или приятным и не волит – не желает противного тому. Воления воли требуют соответственного дела, потому воля прямее есть деятельная сила, которой существенная потребность – жить и действовать. Она держит в своем заведовании все силы души и тела и все подручные способы, которые все и пускает в ход, когда нужно» [13].

Таким образом, желательная сила благодаря воле обеспечивает  активность человека, организует удовлетворения его потребностей и желаний. «Ее дело определять образ, способ и меру удовлетворения желаний, порождаемых потребностями» [14].

Положительные проявления желательной силы выражаются в формировании навыков и правил жизни, в следовании нормам, традиции, в становлении характера, нрава, благоразумия. «Источниками желаний должны быть естественные потребности в сложившейся жизни семейной и общественной» [15].

Отрицательные проявления желательной силы проявляют себя в таких страстях как: непостоянство, беспорядочность, своеволие в желаниях и делах осуществление греховных намерений, подавление совести, похоть, неумеренность, жадность, властолюбие, гордость [16].

Воля есть важнейшее качество любой разумной природы. Человеческая воля есть особый душевный инструмент личности, позволяющий ей осуществлять целенаправленную деятельность.

Двигателем деятельной жизни по учению святителя Феофана поставлено благоразумие, которое есть тот же рассудок, только состоящий на службе у воли. Благоразумие определяет – как что делать должно, чтоб верно было достигаемо то, что законно возжелано. «Естественно – законная деятельность воли… есть госпожа всех наших сил и всей жизни» [17].

Чувствующая или раздражительная сила относится к чувственно-эмоциональной сфере человеческой природы. Эта энергия обеспечивает восприятие впечатлений, переживаний и первичный эмоциональный ответ на них, формирует вкусы и пристрастия. Чувственная сила определяет внутреннее состояние всего душевно-телесного состава человека и дает силы для всех процессов жизнедеятельности [18]. «Умеющие собою править, встречая нужное дело, которое, однако ж, не нравится сердцу, спешат найти в нем приятную сторону и тою, помирив с нею сердце, поддерживают в себе потребную для дела энергию» [19].

Что же такое чувство? Чувство – это орган души, предназначенный для восприятия воздействий окружающего мира. Так как речь идет о душе, то необходимо разграничить пять телесных чувств (зрение, слух, обоняние, вкус, осязание) и чувство души. Согласно святоотеческому учению, душа человеческая обладает тонкой чувствительностью, или единым душевным чувством, которое реализуется во внешнем мире через известные нам органы ощущений [20]. Вот что пишет об этом святитель Феофан: «В сердце осаждается все, что вырабатывается ее мыслительною и деятельною стороною; через сердце же проход и то все, что обнаруживается душою вовне. Поэтому оно и называется центром жизни»[21].

Сами по себе внешние чувства недостаточны для познания внешнего мира. Положительные проявления раздражительной силы: ревность о Боге, мужество, смелость, ненависть ко злу и греху, искренняя любовь к Богу и ближним. Святитель называет ревность движущей силой воли, которая из сердца исходит [22].

Отрицательные проявления: несправедливый гнев, вспыльчивость, зависть, вражда, злословие, склонность к ссоре, мстительность, самолюбие, наглость. Святитель Феофан пишет, что больше всего тиранят сердце страсти: «Как жжет сердце гнев! Как терзает его ненависть! Как точит злая зависть… Да если построже рассмотреть, то найдем, что и все наши тревоги, и боли сердца – от страстей» [23]. Чувствующая или раздражительная сила укоренена в сердце человека и реализуется через него [24].

Таким образом, учение о душе святителя Феофана Затворника с одной стороны отличает оригинальность мысли и простота изложения, с другой – соответствие древней святоотеческой аскетической традиции и Церковному Преданию.

Библиография

  1. Вадим (Леонов), прот. Основы православной антропологии. М., 2013.
  2. Георгий (Тертышников), архим. Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М., 1999.
  3. Георгий Марков, прот. Труды святителя Феофана Затворника как основа русской антропологии // Дипл. работа. Рязань, 2014.
  4. Игнатий (Брянчанинов), свт. Душа и ангел – не тело, а дух. М., 2000.
  5. Игнатий (Брянчанинов), свт. Слово о смерти // Собр. соч.: В 8 т. Т. 3. М., 2002.
  6. Макарий (Великий), прп. Духовные беседы. СТСЛ, 1994.
  7. Феофан (Крюков), игум. Православие и наука. М., 2009.
  8. Феофан Затворник, свт. Что есть жизнь духовная и как на нее настроиться. М.: Отчий дом, 2005.

 


[1] Макарий (Великий), прп. Духовные беседы. СТСЛ, 1994. С. 9.

[2] Цит. по: Георгий Марков, прот. Труды святителя Феофана Затворника как основа русской антропологии // Дипл. работа. Рязань, 2014. С. 45.

[3] Игнатий (Брянчанинов), свт. Слово о смерти. Собр. соч.: В 8 т. Т. 3. М., 2002. С. 73.

[4] Феофан Затворник, свт. Душа и ангел – не тело, а дух. М., 2000. С.199–200.

[5] Вадим (Леонов), прот. Основы православной антропологии. М., 2013. С. 52.

[6] Там же. С. 55.

[7] Там же. С.57.

[8] Феофан (Крюков), игум. Православие и наука. М., 2009. С. 363.

[9] Феофан Затворник, свт. Что есть жизнь духовная и как на нее настроиться. М.: Отчий дом, 2005. С. 19– 20.

[10] Цит. по: Георгий Марков, прот. Труды святителя Феофана Затворника как основа русской антропологии // Дипл. работа. Рязань, 2014. С. 46.

[11] Феофан (Крюков), игум. Православие и наука. М., 2009. С. 364.

[12] Георгий (Тертышников), архим. Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М., 1999. С.214.

[13] Вадим (Леонов), прот. Основы православной антропологии. М., 2013. С. 60.

[14] Феофан Затворник, свт. Что есть жизнь духовная и как на нее настроиться. М.: Отчий дом, 2005. С. 26.

[15] Там же. С. 27.

[16] Вадим (Леонов), прот. Основы православной антропологии. М., 2013. С. 60.

[17] Феофан (Крюков), игум. Православие и наука. М., 2009. С. 366.

[18] Цит. по: Георгий Марков, прот. Труды святителя Феофана Затворника как основа русской антропологии // Дипл. работа. Рязань, 2014. С. 49.

[19] Феофан Затворник, свт. Что есть жизнь духовная и как на нее настроиться. М.: Отчий дом, 2005. С. 29.

[20] Вадим (Леонов), прот. Основы православной антропологии. М., 2013. С. 63.

[21] Феофан (Крюков), игум. Православие и наука. М., 2009. С. 367.

[22] Там же. С. 368.

[23] Феофан Затворник, свт. Что есть жизнь духовная и как на нее настроиться. М.: Отчий дом, 2005. С. 30.

[24] Цит. по: Георгий Марков, прот. Труды святителя Феофана Затворника как основа русской антропологии // Дипл. работа. Рязань, 2014. С. 49.

Щербакова М.И.

Вторник, 07 Марта 2017 10:18

Щербакова М.И.

Понедельник, 06 Марта 2017 15:31

А.Е. Лукьянова, член Историко-родословного общества (г. Москва)

 Некоторые проблемы воспитания юношества в практических решениях святителя Феофана

«Аще же кто о своих, паче же о присных не промышляет,
… неверного горший есть»

(1 Тим. 5, 8)

Воспитание и образование детей и подростков, помощь молодым людям в выборе жизненного пути были и остаются необыкновенно важными и трудными проблемами во все времена и эпохи. На первый взгляд, есть противоречие в постановке темы: монах-затворник и вопросы внутренней семейной жизни. В рассматриваемом случае противоречия нет, так как ответственность перед близкими святителя Феофана была настолько велика, что корректировала его личные желания и стремления. Даже в затворе святителю приходилось решать проблемы родственников, ни одно письмо не оставалось без ответа-помощи: он советовал, как составить курс молодому педагогу, написать проповедь, как лечиться, как и за кого выдать девушку замуж, женил племянников, давал приданные бедным племянницам, их дочерям, их внучкам, воспитывал сирот. Непонятно, как он успевал вести эту огромную переписку, а мы говорим только о корреспондентах-родственниках!

Племянники (под «племянниками» имеем в виду разные степени родства) святителя Феофана – дети духовенства, священно-церковнослужителей, учились в духовных училищах, семинариях, академиях. Семинаристов и студентов академии святитель Феофан старался приучить к вдумчивому отношению к образованию, к работе с книгой, снабжал необходимой литературой.

В письме от 11 января 1843 г. к сестре Любови Васильевне и ее мужу священнику Владимиру Никитичу Макриновым есть строки, относящиеся к сыну-семинаристу Макриновых – Николаю (род 15.11.1826): «… С великим удовольствием я читал письмо Николушкино. … известите его, что за мной книга, которую постараюсь поскорее прислать. ….

Он теперь будет в философии. Так поищу какую-нибудь поисправнее логику и психологию в руководство. Братец! Приучайте его к собственности книжной. Пусть он каждую треть приобретает себе хоть какую-нибудь книжечку отсюда он перейдет к собственности выписной, … и дело его будет очень исправно» [1].

Впоследствии Николай Владимирович Макринов служил священником в селе Домовины Елецкого уезда.

В 1853 г. остались сиротами сыновья средней сестры Феофана – Евдокии Васильевны Переверзевой. Помощь, которую святитель оказывал ее сыну Ивану (1835 г.р.), поразительна. По окончании семинарии Иван Гаврилович Переверзев поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию в 1855 г., которую окончил в 1859 г. Последние годы его учебы в академии совпали с ректорством архимандрита Феофана. Об их взаимоотношениях в 1857–1859 гг. можем только догадываться – переписки между ними этих лет нет и быть не может, так как жили они, как нам представляется, одной семьей. Видимо, с этого времени между дядей и племянником устанавливаются самые близкие, доверительные, дружеские отношения, никто не был лично так близок к святителю, как Иван Гаврилович Переверзев и его жена Анастасия Филипповна.

В 1859 г. архимандрита Феофана назначили на Тамбовскую кафедру, а выпускник Санкт-Петербургской академии кандидат Иван Переверзев в то же время поступил на службу в Тамбовскую духовную семинарию учителем всеобщей гражданской истории и латинского языка [2].

Через год, 29 июля 1860 г., 25-летний Иван Гаврилович женился на 18-летней Анастасии Филипповне Добровой [3].

Приведем еще несколько фактов из его послужного списка[4].

– в октябре 1860 г. Иван Переверзев рукоположен в священника.

– 27 ноября 1860 г. посвящен в протоиерея к Шацкому Воскресенскому собору с поручением исправлять должность смотрителя Шацкого духовного училища.

– 23 декабря 1860 года был определен на должность члена Шацкого духовного правления, благочинного Шацких градских и пригородных церквей, цензора проповедей и члена попечительного о тюрьмах комитета

– в конце января 1861 года о. Иоанна утвердили смотрителем (директором) Шацкого духовного училища.

Преосвященный, понимая трудность положения молодого «протопопа» (так он называл племянника в письмах), непрестанно контролировал его и давал необходимые советы. Письма к нему наполнены заботой о преподавании, о здоровье «протопопа и протопопицы», о сохранении репутации, призывал его чаще говорить проповеди, писать статьи для «Тамбовских епархиальных ведомостей».

В августе 1866 г. Ивана Гавриловича назначают настоятелем Троицкой церкви г. Тамбова и преподавателем педагогики в Тамбовской духовной семинарии. Это совпало с уходом преосвященного на покой в Вышенскую пустынь Шацкого уезда Тамбовской губернии.

Опять святитель помогает начать новое для Ивана Гавриловича дело – читать курс педагогики в семинарии, проверяет и поправляет его конспекты. Позднее о. Иоанн преподавал догматическое богословие в высшем отделении семинарии («безмездно»), литургику. Святитель Феофан входит в подробности семинарских взаимоотношений, устроения нового хозяйства в Тамбове. Вместе с тем, и протоиерей выполняет в Шацке и Тамбове поручения вышенского затворника.

Бездетные Переверзевы взяли к себе племянника, сына сестры Ивана Гавриловича – Митрофана Ивановича Никольского. Живя у дяди, он окончил курс Тамбовской семинарии, служил в консистории, женился и только потом стал жить своим домом. Часто святитель Феофан в переписке с И.Г. Переверзевым обсуждал трудоустройство племянника. Впоследствии священник Митрофан Никольский сохранил огромную переписку дяди со святителем Феофаном и написал замечательные воспоминания [5].

В 1870-х гг. в доме у Переверзевых появился мальчик, племянник Анастасии Филипповны – Филипп Александрович Добров. Его отец – военный врач Александр Филиппович Добров, консультировавший святителя Феофана, даже «по переписке». Мальчик нуждался в систематическом образовании, которое не могли дать дальние гарнизоны, места службы его отца. Много строк в письмах святителя Феофана посвящены вопросам воспитания, обучения, приучения к труду «Филиппушки». Филипп Добров окончил тамбовскую гимназию, Московский университет и стал врачом, как и его отец.

Еще один племянник-педагог – средний сын сестры святителя Анны Васильевны, кандидат Московской духовной академии Иван Александрович Крутиков. После окончания курса Иван Крутиков преподавал в Орловской семинарии, в Курской семинарии (г. Белгород), в Ефремовском духовном училище. Он имел с дядей длительную переписку, обсуждались методы преподавания, богословские проблемы, темы философских и богословских сочинений, которые предполагал писать Иван Александрович, и здесь же – советы по лечению дочери-младенца. В Курской семинарии он вел «Изъяснение Священного Писания». Сохранились воспоминания о его уроках бывшего семинариста Анатолия Танкова: «…Особенностью преподавания было то, что И.А. Крутиков всеми мерами старался о том, чтобы ученики прочитали текст священных книг, разобрались в нем, умели пересказывать главы этих книг и знали толкование смысла текста, в особенности не вполне понятных его слов и выражений. Почти весь урок проходил в непосредственном изучении текста Библии. Такой самый, конечно, рациональный метод изучения Священного Писания, безусловно в настоящее время имеющий широкое применение, в наше время был желанною новостью, так как ранее ученики семинарии и даже студенты академии очень много изучали о Библии … и по поводу Библии, а не подлинный ее текст и его смысл. …. Преосвященный Феофан начертал ему (И. Крутикову) подробное наставление, как вести дело, и настойчиво, с особым ударением ставил во главу угла непосредственное знакомство учеников с текстом Священного Писания. «Остальное все тогда приложится», – писал он. … Объяснения Крутикова были ясны и интересны … (он) был ровен, выдержан, аккуратен, благожелателен к воспитанникам и любим ими…» [6].

В январе 1887 г. правнук старшей сестры святителя Любови Васильевны Макриновой, Иван Дмитриевич Андреев написал святителю Феофану о своем желании поступить в Московскую духовную академию. Они не были знакомы лично. В это время Андреевы (вдова священника села Малинова и ее дети) находились в тяжелом материальном положении. Святитель немедленно отзывается на письмо Ивана – пишет ответ юноше и высылает немного денег через хорошо известного ему родственника, священника села Здоровец, соседнего с селом Малиново, Алексея Степановича Воскресенского. Так началась интенсивная переписка, не прекращавшаяся до последних дней святителя.

Письмо к священнику Алексею Степанову Воскресенскому от 16 июля 1887 г.:

***

«Милость Божия буди с Вами!

Окончивший курс Ив<ан> Андреев писал, что не попал в число посылаемых в Академию...

Но желает продолжать учение, для чего не прочь бы попытать и подвергнуть себя испытанию. Это не худое дело. Посылаю ему на проезд и на прожитие в продолжении экзамена. Может быть, примут его на казенный, а не примут, может быть, я какие-нибудь поскребушки найду для взноса… но решение этого впереди.

Потрудитесь, пожалуйста, передать ему эти деньги. И на ушко шепните… чтобы каждую копеечку – обдувал.

Нынешний год у нас очень много расходов и едва ли обойдется без дефицита» [7].

Иван Андреев поступает в Академию только через год, в 1888 г., на казенный счет.

«12 Сент.<бря> 88 г.

Очень рад! Теперь благослови Господи, в здоровьи провести курсы академические.

И да поможет Вам Бог!

Казенное! — Великая милость Божия! — Но все же полагаю какия либо нужды будут. Прошу сказать об этом откровенно. На нужды — всегда буду высылать Вам потребное.

…  Держите безхитростную речь»[8].

 

Святитель дает юноше вдумчивые, отеческие советы как себя держать с преподавателями и товарищами, обсуждает новые книги, предостерегая от духовных опасностей: «Книг немецких нельзя читать, не перекрестившись много раз»[9], входит во все детали жизни студента, передает через него книги в академическую библиотеку, обсуждает темы сочинений, выделяет главные, основополагающие моменты в изучаемом предмете.

«… Держитесь простого правильца: усваивать передаваемое наставниками.

За тем, если что покажется неполным, пополнения искать в книгах. —

Вообще думать и обдумывать, чтоб выдти из Академии с большим запасом, – готовым наставником. – Времени не тратить»[10].

***

«Вы извещаете, что новый О. Инспектор вводит строгость за строгостию… и как будто находите, что это не совсем приятное дело. Строгости не приятны только не любящим порядков, своевольникам. А которые живут скромно... и ни о чем больше не хлопочут, как чтоб заниматься и заниматься, для тех какия ни будь строгости, пройдут мимо их, не касаясь их… Причисляя Вас к числу последних, прошу удаляться от всех вольников, суды и пересуды заводящих, в роде скотов… Смирно и терпеливо сидите за делом, будто до Вас ничто не касается… и в разговоры не вступайте… Будьте осторожны…»[11]

Практически, в каждое письмо вкладывается некоторая сумма – 15 р.

Вместе с вопросами учебы священный обсуждает с юношей семейные вопросы: замужество сестры Ивана – Любови Дмитриевны, ее приданное, примирение молодоженов, ссора между матерью и ее сестрой.

***

«3 Генв. 89 г.

С прошедшим праздником и новым годом поздравляю Вас. Желаю обновления добрых намерений Ваших и сил к исполнению их.

Посылаю Вам на мелочи 15 р. Вы обещали этот год принатужиться. Доброе дело. Но все в меру надо.

В Малинове свадьбу играют. Знаете ли жениха?.. Хорош ли? Господь да подаст им лучшее. Благослови Вас Господи!» [12]

***

«27 Нояб.<ря> – 89 г.

Хорошо Вы придумали проехаться до дома. Помоги Вам Господи в деле устроения сестры.

Преосвященный, думаю, не откажет поспособствовать Вам.

Благослови Господи и Вас и домашних Ваших. –

Посылаю на дорогу 15 р.» [13].

***

«7 окт.<ября> 91 г.

Мать Ваша Анна Степановна писала, что Вы небогаты здоровьем. Да подкрепит Вас, Господь! Но и сами поберегайте… Выучившись надо плод приносить… Ходить же за сохою и сеять надо иметь порядочныя силы» [14]

Много писем посвящено трудоустройству Андреева по окончании Академии.

«… Субъ-инспектором Вас видеть и мне очень бы желалось, — и прочитав Ваше письмо, я было рванулся писать о сем О. Ректору Вашему, но раздумал, — потому что, может быть, там у Вас уже все по сему делу кончено, и писание мое было бы не во время. Впрочем, если дело еще не кончено, то сходите к О. Ректору, и удостоверьте это, что приму за великое себе одолжение, если он устроит Вас на субъ-инспектуру. – Что касается до монашества, то Вы право смотрите на сие дело, говоря: когда потянет. К тому же субъ-инспектором лучше быть не монаху, потому что тут встретиться могут дела, которыя улаживать монаху неудобно.

Желаю и молюсь да устроить Вас Господь на это место»[15].

Впоследствии Иван Дмитриевич Андреев (21 июня 1867, с. Малиново, Ливенский уезд, Орловская губерния – 28 июня 1927, Ленинград, от солнечного удара) стал известным историком, богословом, с 1907 г. – профессором Санкт-Петербургского университета (кафедра богословия и истории церкви). В 1919–1924 гг. – профессор Петроградского университета по кафедре истории и по кафедре общественных наук одновременно.

В 1917–1918 гг. И.Д. Андреев принимал участие во Всероссийском Поместном Соборе Российской Православной Церкви от Петроградского Университета.

В нашем сообщении мы коснулись попечения святителя Феофана о некоторых племянниках из рода Говоровых. Кроме неупомянутых здесь многочисленных племянников, было еще множество племянниц, и о всех святитель заботился трогательно и самоотверженно.

 


[1] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана. Копия. Л. 1–1 об.

[2] ГАТО. Ф. 107. Оп. 2. Д. 326. Формулярный список о службе бывшего законоучителя Тамбовской Губернской гимназии, Протоиерея Иоанна Переверзева, составлен за 1884 г.

[3]Там же.

[4]Там же.

[5] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана родным и др. адр. Копия. Л. 27 об.–30.

[6]  Танков Анатолий Алексеевич. Воспоминания из прошлого нашей семинарии // Курские епархиальные ведомости. 1914. № 5. С. 110–116; № 12. С. 255–260; № 21. С. 450–454; № 42. С. 854–855.

[7] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана. Копия. Л. 3.

[8] Георгий (Тертышников), иером. Кандидатская диссертация. Приложение к кандидатскому сочинению. Ч. I. (МДА). Троице-Сергиева Лавра, г. Загорск, 1972–1973 гг. Л. 5–6. Письмо № 6.

[9]  Там же. Л. 6. Письмо № 7.

[10] Там же. Л. 6. Письмо № 6.

[11] Там же. Л. 11. Письмо № 10.

[12] Там же. Л. 8. Письмо № 9.

[13] Там же. Л. 13. Письмо № 14.

[14] Там же. Л. 18. Письмо № 18.

[15] Там же. Л. 21. Письмо № 21.

<< Первая < 1 2 3 4 6 8 9 10 > Последняя >>
Страница 6 из 72
 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика