Феофан Затворник

2015 г. — празднование юбилея выдающегося церковно-государственного деятеля, великого подвижника и богослова святителя Феофана, Затворника Вышенского.

Отец Феофана затворника, Василий Тимофеевич Говоров, был священником и отличался истинным благочестием. Как выдающийся среди духовенства, он был назначен на ответственную должность благочинного и нес ее в течение 30 лет, заслужив одобрение начальства, а также любовь и уважение подчиненных. Отец Василий был человеком прямого и открытого характера, добросердечный и гостеприимный.

В прощальных словах владимирского духовенства звучала надежда на то, что Феофан Затворник, как и его великие предшественники, покинув многозаботливую святительскую кафедру, послужит Церкви своими писаниями и духовными трудами: «…как в древности св. Исаак Сирианин, а в недавнее время св. Тихон Задонский, – оба пребывая на безмолвии после трудов святительских, услаждали церковь Христову драгоценными для нее навеки писаниями и сими трудами своими обессмертили в христианстве свою святую память, которую прославил Сам дивный во святых Своих Бог, – так да процветет в летописях дней св. церкви и возлюбленное имя отшельника – иерарха нашего, дондеже облечется вечным бессмертием небесным от Отца Светов. Да сотворит Господь и да исполнит по сим желаниям нашим искренним, молитвами прославившихся зде угодников Своих, к которым благоговейно и всегда притекал с усердными мольбами о заступлении преосвященный Феофан Затворник» [2].

От отца же святитель Феофан затворник унаследовал сильный и глубокий ум. Отец-священник часто брал с собою сына в храм Божий, где он становился на клиросе или прислуживал в алтаре. При этом развивался в отроке дух церковности.

Так под мудрым руководством отца и нежной, любовной попечительностью матери при благочестивой настроенности всего семейства протекали первые годы детства: у родителей кроме Георгия было еще три дочери и три сына.

Учеба Святителя Феофана Затворника в училище и семинарии

Надо сказать, что первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме: на седьмом году его начали учить грамоте. Отец Василий руководил обучением и прослушивал заданные уроки, а учила детей мать. «Еще в детстве Георгий обнаруживал ум весьма светлый, пытливый, доискивающийся первопричины явлений, быстроту соображения, живую наблюдательность и другие качества, приводившие нередко в удивление окружающих. Еще более возвысился, дисциплинировался и укрепился ум его школьным образованием», – пишет один из биографов святителя Феофана затворника И. Н. Корсунский.

Давая наставления о чтении духовной литературы, Феофан Затворник уточнял у своих адресатов, есть ли в их библиотеке творения святителя Тихона: «Читать для знания – одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. … Св. Тихона читаете? – Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами» [16]. А о. архимандрита просил в письме: «Поклонитесь св. мощам свт. Тихона, и приложитесь к ним, и скажите, что это за меня, чтоб помогал мне святитель Божий» [17].

Святитель Феофан Затворник участвовал в торжествах прославления святителя Тихона, которые прошли в 1861 году. В это время святитель Феофан Затворник находился на Тамбовской кафедре и его участие в торжестве открытия мощей новоявленного чудотворца-святителя «послужило как бы особым благодатным освящением его собственного святительского служения» [3].


Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь принимает паломников из разных концов России, а также из дальнего и ближнего зарубежья.

Подробнее...

Главное меню.

 
 

 

ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Свято-Успенский Вышенский монастырьСвято-Успенская Вышенская пустынь находится в Рязанской области на правом берегу реки Выши, неподалеку от впадения ее в Цну. Ближайшими к обители поселениями являются две небольшие деревни – Выша и Важное.

Подробнее...


С 8 по 23 мая чудотворная икона Матери Божией Казанская-Вышенская и ковчег с частицей мощей святителя Феофана Затворника будут пребывать в Курганской и Шадринской епархиях Курганской митрополии.



Расписание движения автобусов

по маршруту «Шацк-Выша-Шацк»


Приглашаем трудников

Свято-Успенский Вышенский монастырь приглашает трудников для проведения работ в обители. Монастырь с благодарностью примет рабочих, имеющих строительные специальности, а также любых желающих, готовых потрудиться по благоустройству территории. Всем будет предоставлено жилье и питание.


Святитель Феофан Затворник.



 

Ириней (Пиковский), иеромонах

Ириней (Пиковский), иеромонах,
преподаватель Сретенской духовной семинарии

Метод толкования 118 псалма святителем Феофаном Затворником

Епископ Феофан (Говоров), прославленный в лике святителей Русской Православной Церкви, известен как богослов, публицист-проповедник, нравственно-назидательные труды которого пользуются популярностью и по сей день. Он родился (1815) и окончил семинарию в Орловской губернии (1837). Затем поступил в Киевскую духовную академию, где в 26-летнем возрасте принял монашеский постриг и священство. В 1841 г. там же получил степень магистра богословия за сочинение «Обозрение подзаконной религии» о законе Моисеевом. Сразу после окончания академии был назначен ректором Киево-Софийского духовного училища и какое-то время преподавал там латинский язык. Знание латыни прослеживается у Феофана в его толкованиях псалмов. Например, в толковании на Первый псалом, в котором он достаточно часто обращается к этимологии еврейских слов, он всегда подает их в русской транслитерации (гаишь – тот самый муж, ацат – совет, раша – беспокойный и мятущийся), в то время как латинские и греческие термины – на языке оригинала. 

С 1844 г. иеромонах Феофан (Говоров) преподавал нравственное и пастырское богословие в Санкт-Петербургской духовной академии, ректором которой он стал впоследствии в 1857 г. Кроме ректорства, ему было поручено наблюдение за преподаванием Закона Божия в светских учебных заведениях Санкт-Петербургского округа. А с 1858 г. он стал председателем комитета по переводу Священного Писания на русский язык.

В 1859 г. Феофан был хиротонисан во епископа Тамбовского и Шацкого. А через пару лет был переведен на Владимирскую кафедру и стал управлять одной из самых обширных и многолюдных епархий в России. По словам жизнеописателя святителя архимандрита Георгия (Тертышникова), в то время во Владимирской губернии числилось более 1,2 миллиона жителей, к епархии относились 1152 православные церкви, 20 мужских монастырей, в которых проживало 467 монахов, и 8 женских монастырей, в которых было 659 монахинь [1]. Через три года архипастырских трудов, епископ Феофан подал прошение на покой и удалился в Вышенскую пустынь Тамбовской епархии. Видимо, святитель был утомлен многочисленными проблемами, которые ему пришлось разбирать по должности епархиального архиерея, поэтому, несмотря на то, что 1872 г. ему предложили принять в управление престижную московскую кафедру, он предпочел уйти в затвор, чтобы целиком отдаться литературно-просветительской деятельности [2].  

Большая часть трудов, которыми прославился вышенский затворник, перевод «Добротолюбия» на русский язык с греческого, письма о разных предметах веры и жизни, такие книги как «Начертание христианского нравоучения», «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», «Толкования на послания Святого апостола Павла» и толкования на Псалмы Давида были созданы в Вышенской пустыни.  

Вышедшая впервые в печать в 1874 г. книга «Толкование на Псалом 118», объем текста которой превышает 600 страниц, – далеко не единственная экзегетическая работа над псалмами вышенского затворника. Его перу принадлежат также объяснения на псалмы 1, 2, 33, 51 и отдельно на Шестопсалмие. Цель толкования для всех этих псалмов почти всегда одна и та же – дать «напутственное наставление для благонастроения души, в пособие ей для благоустроения жизни, дается как бы программа поведения на целый день и, как жизнь вся слагается из дней, – на целую жизнь» [3]. В силу этого методологической задачей толкования было «не столько дать ученое толкование псалма, сколько представить опыт, как обращать в созидание духовное столь употребительные в церкви Давидские песни, извлекая из них уроки для упорядочивания своих мыслей и доброго настроения сердца и всей жизни» [4]. Следовательно, как в сочинении «Евангельская история о Боге Сыне, воплотившемся нашего ради спасения», мысль святителя была всегда о том, что библейский текст нужно не столько толковать, сколько о нем размышлять[5].   

Услаждаясь мыслями великих церковных учителей прошлого, в первую очередь, трудами блаженного Августина, святитель Феофан намеревается посвятить «размышлению о нем (псалме) достойное время и, что Бог пошлет, предложить ко вниманию богобоязненных и ревнующих о своем спасении христиан» [6]. Помимо Августина, Феофан заимствует цитаты из святого Афанасия Великого, блаженного Феодорита, святого Илария, Евфимия Зигабена и патриарха Анфима. Объем цитирования из Августина на отдельные стихи псалма местами достигает до 3-х страниц. Тут же приводятся латинские термины из лексики этого святого: страсть – affectus, действия – effectus [7].

При этом совершенно неясно, кто именно у Феофана подразумевается под «святым Иларием»? Так, в одной из цитат якобы из Илария приводится ссылка на то, что до него так говорил патриарх Анфим [8]. Но если идет речь об Иларие Пиктавийском (367 г.), то этот епископ из галльского города Пуатье жил на полтора тысячелетия раньше Анфима, араба из Антиохии, впоследствии Иерусалимского патриарха (1808 г.). Поэтому логичней предположить, что это Анфим цитирует Илария, а не наоборот. Поскольку вышенский затворник не приводит ссылок на первоисточники, совершенно не ясно, из какой литературы взята та или иная цитата.

По всей видимости, святитель Феофан пользовался не только святоотеческой литературой. Местами он ссылается на «наших» и «западных» толковников. Однако даже тогда, когда святитель Феофан осторожно ссылается на римского кардинала Роберта Беллярмина [9], приводимая им цитата имеет такую лексику и стиль изложения, что трудно догадаться – так ли на самом деле выражался цитируемый автор на латинском языке, или его мысли были настолько тщательно «приглажены», что ученый иезуит перестал отличаться от отцов греческого «Добротолюбия»[10]

Со ссылкой на неизвестных «еврейских ученых» Феофан указывает на то, что псалом 118 был составлен Давидом, когда тот был уже в преклонном возрасте. Цель написания – для обучения своего сына Соломона и в помощь последующим отцам для воспитания своих детей. В предисловии к толкованию на 118 псалом святитель указывает, что всякий из 176 стихов псалма говорит что-нибудь о законе Божием, обозначая его разными именами. И «при таком количестве стихов нет изречений слабых и нет совершенно тождественных повторений» [11].

Святитель обращает внимание, что данный псалом написан акростихом. Каждые 8 стихов псалма начинаются со следующей буквы еврейского алфавита так, чтобы все 22 буквы повторились по 8 раз. Кроме того, каждая строчка имеет примерно равное количество слогов. Для древних авторов этот прием был все лишь способом поэтической организации текста. Для святителя Феофана это, вероятно, послужило отправной точкой к тому, чтобы от 1 до 176 стиха усмотреть дорожку постепенного восхождения праведника к Богопознанию[12]. От стиха к стиху, по мнению святителя, псалмопевец описывает как хождение по заповедям Божием может постепенно стать навыком, как деятельная жизнь постепенно может перейти к созерцательной, как, вручая себя в руки Божии, праведник постепенно начинает благодарить и славословить Творца.

Открывая толкование на то или иное восьмистишие, святитель рассуждает о буквах еврейского алфавита, которыми начинаются стихи следующих восьми стихов, в самых расширительных значениях. Буква бейт – объясняется им как «дом», образ юноши, который хранит заповеди в своем сердце, буква гимель – это «верблюд», символизирующий труженика на пути заповедей, пока они еще не вошли во вкус этой жизни, далет – «дверь» покаяния и вхождения в правую жизнь, буква ге – означает «вот», все от Бога, вав – это «крюк», якорь упования на Бога, и так далее. И, наконец, буква тав – это «знак», приметы по которым человек может определить правильным ли он идет путем или нет.

Экзегеза каждого стиха имеет единый план: от сложного к простому. После цитирования каждого стиха, приводится объяснение некоторых терминов: сначала дается их буквальный, а затем и переносной смысл. Далее описывается духовная проблема, на излечение которой данный стих направлен. Сначала святитель приводит краткое описание проблемы своими словами, а следом – более пространное, подкрепляемое цитатами из святых отцов. Святые Отцы чаще всего приводятся не в исторической последовательности, а так как удобно самому Феофану: свт. Иларий, блаж. Августин, патриарх Анфим, свт. Амвросий. В конце – делаются выводы о том, как данный стих помогает в духовной борьбе с той или иной страстью, как связан он с иными стихами, идущими до и после него.

Характер толкования святителя можно проиллюстрировать на примере первого стиха: «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем» (Пс. 118, 1). Кто же эти «непорочные», кому обещается земное и небесное «блаженство»? С первого же стиха, объяснение данного псалма у Феофана Затворника начинается со ссылок на изречения святых Отцов. Непорочные – это те, кто уклоняются от всякого греха, кто, по выражению Феодорита, «жительствуют сообразно с законами Божиими» [13]. Путь непорочных, по святителю, трудный и опасный. Святой Макарий изображает его пролегающим среди терний и трясин, где скрываются гады ядовитые и звери, а по местам воткнуты копья и мечи. Далее приводится серия поучений, о том, как не утонуть в трясине житейских попечений. И только под конец комментария на первый стих 118 псалма мы, наконец, видим ссылку на этимологию слова в еврейском тексте: «слово «непорочнии» в подлиннике есть то же, каким обозначают агнцев, назначенных для пасхальной жертвы»[14].

Современные словари типа HALOT говорят о том, что первейшее значение еврейского слова «непорочные» (תָּמִים) описывает критерии животных, приготовляемых для принесения жертв. Быки, бараны, ягнята и другие типы животных должны быть неповрежденными, без телесных изъянов (Числ. 6, 14; 19, 2) [15]. Греческое слово ἄμωμος, соответствующее понятию תָּמִים, в Септуагинте нередко употребляется рядом с понятием καθαρός (чистый) [16]. Следовательно, «непорочный» – это в буквальном смысле ритуально чистый. В переносном значении слово «непорочный» характеризует моральную безупречность, невинность (2 Цар. 22, 24; Пс. 14, 2; 17, 24). В Псалтири «ходить непорочно» стоит в параллель с понятиями «быть с непорочным сердцем» (101, 1), «не клеветать языком» (Пс. 15, 2–3), «остерегаться совершения греха» (18, 23), «быть чистым от развращения» (19, 13). Человек, который хранит сердце в уставах Господних – блажен (118, 1), он не будет опозорен (118, 80). По апостолу Павлу, непорочны чада Божии (Флп. 2, 15), которых Христос примирил с Богом через Свое земное тело (Кол. 1, 22), свята и непорочна Церковь (Еф. 5, 27). Поскольку у Павла слово ἄμωμος стоит рядом с понятием ἅγιος (святой, Еф. 1, 4, Кол. 1, 22), это позволило в свое время святителю Иоанну Златоусту сблизить понятия ἀμωμότης (непорочность) и τελειότης (совершенство) [17]. Таким образом, по отношению к людям, можно сказать, что человек непорочный в библейском понимании – это человек с чистой совестью и святой жизнью.

Суммируя вышесказанное о понятии «непорочные» можно заметить, что, безусловно, святитель Феофан ничуть не погрешил, употребляя «жертвенную» этимологию еврейского слова תָּמִים. Однако покаянные рассуждения о том, что вступившие на путь исполнения заповедей Господних «должны обречь себя, как на заклание» приводят к совершенно иным ощущениям у современного читателя, чем воодушевляющий призыв библейского текста «быть непорочными» чтобы стать «счастливыми» (אַשְׁרֵי), что следует из буквального параллелизма стиха 118, 1.

В век ХХI, когда уныние и депрессия становятся все более распространенным состоянием страдающего от стрессов и сильных переживаний человека, оптимистичный и укрепляющий подход к толкованию Св. Писания может дать надежду на выход в трудных жизненных ситуациях и принести больше плодов, чем «комплекс вины», который формируется постоянным напоминанием о личной греховности. В пользу такого подхода может говорить хотя бы то, что апостолы, используя слово ἄμωμος, прежде всего указывали на Иисуса Христа как «непорочного и чистого Агнца» (1 Пет. 1, 19), в то время как непорочным людям было обещано «усыновление» (Ефес. 1, 4–10; Флп. 2, 15) и «радость» (Иуд. 24).

Порой святитель Феофан уходит далеко от буквального значения текста Священного Писания. Так в комментарии на 4-й стих псалма он приводит рассуждения на пяти страницах о «зельной ревности о хранении заповедей, зельно заповедуемых» [18]. Эта сугубая, зельная, ревность для Феофана – «неистощимый источник добрых дел и всей богоугодной жизни, купина, горящая в сердце и не сгорающая» [19], «дело благодати Божией», которая хранит человека и побуждает к духовной жизни [20], «тесный путь заповедей» [21]. Да и Сам Бог ревнует об исполнении заповедей, ибо «для того и громы, и молнии при законодательстве», чтобы человек всегда имел память смертную [22]. Человек, который приобрел навык ко всему относиться с ревностью, избегает приговора по Апокалипсису: «как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:16).

Такие рассуждения святителя полезно приводить на память нашим современникам, которые забывают о существовании Бога. Однако, ни в еврейском, ни в греческом исходном тексте стиха Пс. 118, 4 нет никакого намека на ревность по хранению заповедей. В оригинальном тексте все гораздо проще: «Ты заповедал повеления Твои хранить твердо (מְאֹד  весьма, σφόδρα – чрезвычайно)» (Пс. 118, 4). Стабильность, устойчивость, непоколебимая верность Богу – вот что ожидается от праведника. В этом стихе – отсутствие динамики и нет той ревности, которая предполагает действие, отмщение врагам (Пс. 69, 9; 79, 5; 118, 139). В данном случае, святитель Феофан умышленно отступает от буквального смысла библейского стиха. Ему важнее побудить читателя к деятельной духовной жизни, чем вдаваться в рассуждения об этимологии исходных слов библейского повествования.

Еврейские слова, к которым обращает святитель зачастую используются им не для прояснения смысла библейских рукописей, а всего лишь подтверждают то, что сказано в славянском тексте или у святых отцов. Более того, в толковании на Первый псалом, Феофан достаточно резко отзывается о еврейской грамматике: «…идиотизму еврейского языка, – отрицательные выражения здесь – эмфатически выражают противное – положительное» [23]. По всей видимости, Феофан был не очень силен в еврейской грамматике и поэтому возмущался тем, что «евреи, выражая настоящее, употребляли прошедшее или будущее (время)» [24]

Хотя и редко, местами святитель предлагает свой перевод Септуагинты, проясняющий смысл славянского текста. Так, славянскую фразу «прокляти уклоняющиеся от заповедей Твоих» (Пс. 118, 21), он предлагает перевести с греческого несколько иначе: «запрети гордым – этим подпадающим под клятву за уклонение от заповедей Твоих». В данном переводе святитель выделяет слово «гордость». Он словно подчеркивает, что причина проклятия не Бог, но сама справедливость, правда Божия, совесть человека начинает обличать и наказывать тех гордецов, которые уклоняются от заповедей Творца [25]. Несмотря на избыточное количество слов, перевод святителя ближе к букве греческого Ветхого Завета, чем славянский аналог из Елизаветинской Библии.

Мысли святителя Феофана стройные и последовательные. На протяжении своего толкования он постоянно стимулирует читателя, соотносить свою жизнь с библейским текстом, самостоятельно рассуждать над поступками и их соответствием идеалу жизни праведника. Его поучения актуальны, приближены к церковной жизни в России в XIX в. Например, в толковании на 26 стих он так рассуждает о покаянии: «пути моя возвестих – значит исповедал грехи мои; услышал мя еси – Ты, Господи, принял мою исповедь и простил мне все грехи мои… научи мя оправданием Твоим – научи не только куда пойти и что сделать, но и как пойти и как сделать» [26]. Несомненно, что под исповеданием грехов здесь имеется в виду не абстрактное признание своего несовершенства пред Богом, а вполне конкретное посещение храма с «получением разрешения в таинстве покаяния» от священника [27]. К выражению «на пути откровений Твоих я радуюсь» (Пс. 118, 14) он даже прибавляет практические примеры добродетельного поведения христианина дома, на работе, в храме Божием, в больницах или в странноприимницах, в богадельнях или на богомолье в святых местах [28].

А вот пример, как в нескольких предложениях Феофан Затворник умело переходит от библейских реалий к рассуждениям об аскетике: «Путь заповедей Твоих текох, егда разширил еси сердце мое (Пс. 118, 32). Текох – ἔδραμον, побежал, т.е. путем заповедей Твоих вырвался на свободу, вышел на большую просторную дорогу. Прежде руки и ноги перепутывались, и дорога была неровна и терниста, теперь и дорога просторна и гладка, и руки и ноги развязаны. Когда раздвоение воли прекратится и сочувствие греху и страстям замрет, тогда внутри не встречается более помех к благоделанию в угождение Богу» [29].

Таким образом, библейский текст, как признается вышенский затворник в послесловии к своему труду, – это не отправная точка для раскрытия сокрытых смыслов, а повод для руководства к нравственной жизни [30]. Изречения 118 псалма для святителя – не притчи, и не набор крылатых фраз неизвестного мудреца, а руководство к духовной жизни, примермолитвенного обращения к Богу как Отцу [31]. Хотя сам святитель не видит в псалме «ни одного стиха, понимание которого было бы затруднительно и требовало особых пояснений» [32], тем не менее, как архипастырь, он словно разжевывает твердую пищу тем, кому все еще следует питаться молоком (см.: 1 Кор. 3, 2).

Примерно такой же нравственно-экзегетический подход использует современник епископа Феофана священник Х. Орда в своем «Руководственном пособии к пониманию Псалтири» (1882). Правда, в отличие от Говорова, Орда гораздо чаще приводит этимологию греческих слов Псалтири. Комментарий Орды очень краток, он похож на пересказ содержания с краткими рассуждениями об этимологиях отдельных слов, которые выносятся в подстрочник.

Более научным выглядит исследование протоиерея Н. Вишнякова, который составил не только введение «О происхождении Псалтири» (1875), но и серию толкований на отдельные псалмы (1–35). На протяжении более 550 страниц своего введения в Псалтирь, Вишняков рассматривает вопросы об истории ветхозаветного псалмопения, писателях и времени происхождения отдельных псалмов, о формировании сборника песней Псалтири в существующем виде и его составителях. В отличие от святителя Феофана, датировку 118 псалма Вишняков относит к периоду Ездры и Неемии, «которые, при неусыпном попечении о внешнем благоустройстве возвратившихся из плена, главной своей заботой поставляли то, чтобы распространить в народе знание Закона Божия», искоренить пороки и «внушить страх Божий и любовь к соблюдению заповедей Божиих» [33]. Автором 118 псалма он считает некоего благочестивого израильтянина, который вероятно был в Вавилонском плену и чувствует на себе гнет как со стороны персидской власти, так и некоторых соотечественников. В отличие от Вышенского Затворника, прот. Н. Вишняков приводит имена древних церковных писателей и современных ему ученых, которые считали, что псалом написан намного позднее Давида и Соломона, и указывает на то, что в его время достаточно сильной была еще более смелая гипотеза, относящая датировку 118 псалма ко времени гонений Антиоха Епифана, когда и в самой Иудее были две враждующие партии: асидеи и отступники [34].   

Профессор П.А. Юнгеров в своей книге «Вероучение Псалтири, его особенности и значение в общей системе библейского вероучения» (1897) рассмотрел текст Псалтири черед призму богословских тем: о Боге, об ангелах и злых духах, о человеке, о царстве Мессии, о загробной жизни. Его исследование похоже на учебник по догматике, поскольку структурирует мысли Священного Писания в «учение о Божественном промышлении о мире и о каждом человеке». Благочестивый профессор Казанской духовной академии видит в пророчествах о Мессии уже слаженную сотериологию: учение о Божественном и человеческом естествах Мессии, предвечном рождении и единосущии с Богом Отцом, о Его человеческом страдании, крестной смерти и воскресении [35].

Епископ Никанор (Каменский) пошел еще дальше Юнгерова в отношении выделения в псалмах учения о Мессии. В своем магистерском сочинении «Экзегетико-критическое исследование мессианских псалмов» (1878) он не только детально рассматривает мессианское значение отдельных псалмов (2, 8, 15, 39, 40, 44, 68, 71, 88, 109, 117, 121, 131, и др.), но и описывает мессианское учение до Давида [36]. Даже в стихах 118 псалма, по епископу Никанору, можно усмотреть мессианские идеи. В частности, для него понятия «слова» (אִמְרַת, 118:11, 38, 41) и «откровения» (עֵדוּת, 118:2,14,22,24,31,95) принципиально различны. Епископ Никанор заявляет, что אִמְרַת – это «откровения» мессианского типа, на которые надеется автор псалма  царь Давид [37]. За русским понятием «откровения» епископ Никанор видит намеки на особые откровения свыше, которые посылаются святым людям от Бога [38]. Но при этом он допускает путаницу в ключевых терминах: то, что в Синодальном тексте обозначено как «откровения» он называет «словами», и, напротив, «слова» для Никанона – это «откровения». Если принять во внимание, что по Никанору учение о Мессии сложилось задолго до Христа, «мессианскость» псалма может выявляться даже не в конкретных стихах, но в «присутствии в век псалмопевца веры в мессианское время и надежды на имеющее открыться спасение»[39]. При таком подходе, когда священный текст служит всего лишь иллюстрацией к учению и не рассматривается сам в себе, можно любое слово или намек Св. Писания трактовать как мессианскую идею.

Последующие авторы дореволюционных толкований на Псалтирь, такие как прот. Григорий Разумовский, стремились по выражению проф. Н. Глубоковского, дать популярный, простой и легкий, общедоступный комментарий на Псалтирь (1914) [40]. В толковании на 118 псалом прот. Григорий Разумовский в сокращении калькирует труд епископа Феофана (Говорова), замечая, между прочим, главное достоинство труда святителя в том, что «тут мало что будет своего. Все будет заимствовано у св. Отцов и учителей Церкви» [41]

Толкование на 118 псалом в авторстве епископа Феофана (Говорова) переиздается и по сей день. Это нравственно-экзегетическое сочинение вряд ли можно назвать научным, а уж тем более, филологическим комментарием. Однако для широких масс простых верующих ХIХ в., которые не учились в университетах, была потребность получить именно такое назидание «от святых Отцов», православный взгляд без всяких колебаний в ту или иную критическую гипотезу. И эта цель была вполне достигнута. Толкование Феофана Затворника приобрело огромную популярность. И этому способствовало то, что стилю повествования святителя присуща живость языка, окрашенная множеством риторических вопросов, восклицаний, ярких образов, примеров из жизни современников. Несмотря на то, кто каждый стих исходного 118 псалма содержит одну и ту же мысль, Феофан Затворник выстраивает порядок рассуждений так, как будто из стихов псалма слагается та лествица, которая возводит пытливую душу верующего от земли на небо. 

 


[1] Георгий (Тертышников), архим. Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М.: Правило веры, 1999. С. 65.

[2] Там же. С. 86–87.

[3] Поучительные и пояснительные заметки на 33-й псалом // Тамбовские епархиальные ведомости. 1869. Неоф. № 1–23. Цит. по: https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/izbrannye-psalmy/2_1, дата обращения: 22.11.2017.

[4] См. комментарий свт. Феофана Затворника на Тридцать третий псалом // Полное собрание творений: В 40 т. Сер. I. Т. 13. М.: Изд. Совет Русской Православной Церкви, 2013. С. 4. Эл. ресурс: http://theophanica.ru/books/?book=tom13

[5] См. «Жизнеописание святителя Феофана» на сайте: http://theophanica.ru/biography.php, дата обращения: 22.11.2017.

[6] См. комментарий свт. Феофана Затворника на Тридцать третий псалом // Полное собрание творений: В 40 т. Сер. I. Т. 13. М.: Изд. Совет Русской Православной Церкви, 2013. С. 11. Эл. ресурс: http://theophanica.ru/books/?book=tom13.

[7] Там же. С. 35–37.

[8] Там же. С. 39.

[9] Роберто Франческо Ромоло Беллармино (1542–1621) – богослов-полемист, кардинал и великий инквизитор Римо-Католической Церкви. Главный обвинитель в процессе Дж. Бруно, руководитель первого процесса над Галилеем в 1613–1616 гг. Объявлен в католицизме Учителем церкви в 1931 г. Составил «Толкование на Псалтирь», которое было переведено на русский язык в конце XVIII в. См.: Беллярмин Роберт. Толкование на Псалтирь. Ч. 1–3 / Пер. Ириней (Клементьевский). М.: Синодальная тип., 1791.

[10] Вот как в контексте у свт. Феофана выглядит ссылка на Беллярмина: «Зигабен приводит мнение Исихия, что, когда душа дремлет, грех не спит, но, подкрадываясь, покушается увлечь ее и привлечь к себе… Хорошо также изображает это состояние один из западных толковников Псалтири (Беллярмин): «В странствии жизни сей едва ли найдется человек, который бы не расслаблялся и, соскучив постоянною борьбою, какую дух ведет с плотию, не охладевал бы к ней, не задремывал, когда скучно становится идти притрудным путем, на коем плоть воюет против духа»» // Полное собрание творений: В 40 т. Сер. I. Т. 13. М.: Изд. Совет Русской Православной Церкви, 2013. С. 143. Эл. ресурс: http://theophanica.ru/books/?book=tom13.

[11] Там же. С. 7.

[12] «Изьяснение стихов первого восмистишья… заставляет думать, что представляемое ими единство содержания не случайно, а преднамеренно, то есть стихи эти писались и подбираемы были так, чтобы выражать одно – главные основы святой жизни» // Там же. С. 58–59.

[13] Там же. С. 19.

[14] Там же. С. 20.

[15] The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament (HALOT) / Koehler, Ludwig, Walter Baumgartner, M. E. J. Richardson, and Johann Jakob Stamm. Leiden: E.J. Brill, 1994–2000. Р. 1749.

[16] A Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature (BDAG) / Ed. by Arndt, William, Frederick W. Danker, Walter Bauer, and F. Wilbur Gingrich. Chicago: University of Chicago Press, 2000. P.56.

[17] См.: Biblico-Theological Lexicon of New Testament Greek / Ed. by Cremer, Hermann. Translated by William Urwick. Edinburgh: T. & T. Clark, 1895. P. 426.

[18] Феофан Затворник, свт. Псалом Давида 118-й. Толкование Беседовательное. М.: Правило веры, 2008. С. 37.

[19] Там же.

[20] Там же. С. 41.

[21] Там же. С. 38.

[22] Там же.

[23] Полное собрание творений: В 40 т. Сер. I. Т. 13. М.: Изд. Совет Русской Православной Церкви, 2013. С. 794. Эл. ресурс: http://theophanica.ru/books/?book=tom13.

[24] Там же.

[25] Феофан Затворник, свт. Псалом Давида 118-й. Толкование Беседовательное. М.: Правило веры, 2008. С. 111.

[26] Там же. С. 129, 131.

[27] Там же. С. 128.

[28] Там же. С. 83.

[29] Там же. С. 164.

[30] Там же. С. 639–640.

[31] «Потому Церковь установила чтение данного псалма на повседневной полунощнице, что освеженная сном мысль бывает способнее и живее воспринимать, и глубже проникать в молитвенное размышление над законом Божиим» // См.: Там же. С. 12.

[32] Там же. С. 640.

[33] Вишняков Н., протоиер. О происхождении Псалтири. СПб., 1875. С. 480.

[34] Защитники гипотезы о Маккавейском происхождении 118 псалма, по мысли прот. Н. Вишнякова, ссылаются на такие стихи: указание на враждебное отношение к иудеям языческого правительства прослеживается в стихах 23, 46, 161; различие в самом народе между благочестивыми почитателями Господа – стихи 74, 79, 165; вероломство враждебных отступников – стихи 21, 53, 69, 70, 150, 158 // См.: Там же. С. 481–483.

[35] Юнгеров П.А. Вероучение Псалтири, его особенности и значение в общей системе библейского вероучения. Казань, 1897. С. 147–148.

[36] Никанор (Каменский), еп. Орловский и Севский. Экзегетико-критическое исследование мессианских псалмов. Казань, 1901. С. 17–35.

[37] Там же. С. 244.

[38] Следует заметить, что в 118 псалме не только за древнееврейским словом עֵדוּת (свидетельство, напоминание), но и за греческим понятием μαρτύριον (свидетельство) нет никакого намека на сверхъестественные откровения Творца. Греческое слово μαρτύριον в Синодальном тексте Псалтири может переводиться как «закон» (Пс. 112, 4), «устав» (Пс. 77, 5, 56; 98, 7), «свидетельство» (Пс. 80, 6). В силу близости данного слова к понятиям «завет» (Пс. 25, 10; 132, 13) и «заповедь» (98, 7), можно предположить, что в контексте Псалтири слово «откровение» обозначает «книгу закона» Моисея или отдельные ее части. Иисус Христос, желая утвердить безупречность чуда очищения прокаженного, отправил его к священникам Иерусалимского Храма принести дар «для свидетельства» по закону Моисея (Мф. 8, 4, Мк. 1, 44, Лк. 5, 14). – Прим. авт.

[39] Никанор (Каменский), еп. Орловский и Севский. Экзегетико-критическое исследование мессианских псалмов. Казань, 1901. С. 247.

[40] Григорий Разумовский, прот. Объяснение священной книги псалмов. М.: ПСТБИ, 2003. С. 5.

[41] Там же. С. 745.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика