Феофан Затворник

2015 г. — празднование юбилея выдающегося церковно-государственного деятеля, великого подвижника и богослова святителя Феофана, Затворника Вышенского.

Отец Феофана затворника, Василий Тимофеевич Говоров, был священником и отличался истинным благочестием. Как выдающийся среди духовенства, он был назначен на ответственную должность благочинного и нес ее в течение 30 лет, заслужив одобрение начальства, а также любовь и уважение подчиненных. Отец Василий был человеком прямого и открытого характера, добросердечный и гостеприимный.

В прощальных словах владимирского духовенства звучала надежда на то, что Феофан Затворник, как и его великие предшественники, покинув многозаботливую святительскую кафедру, послужит Церкви своими писаниями и духовными трудами: «…как в древности св. Исаак Сирианин, а в недавнее время св. Тихон Задонский, – оба пребывая на безмолвии после трудов святительских, услаждали церковь Христову драгоценными для нее навеки писаниями и сими трудами своими обессмертили в христианстве свою святую память, которую прославил Сам дивный во святых Своих Бог, – так да процветет в летописях дней св. церкви и возлюбленное имя отшельника – иерарха нашего, дондеже облечется вечным бессмертием небесным от Отца Светов. Да сотворит Господь и да исполнит по сим желаниям нашим искренним, молитвами прославившихся зде угодников Своих, к которым благоговейно и всегда притекал с усердными мольбами о заступлении преосвященный Феофан Затворник» [2].

От отца же святитель Феофан затворник унаследовал сильный и глубокий ум. Отец-священник часто брал с собою сына в храм Божий, где он становился на клиросе или прислуживал в алтаре. При этом развивался в отроке дух церковности.

Так под мудрым руководством отца и нежной, любовной попечительностью матери при благочестивой настроенности всего семейства протекали первые годы детства: у родителей кроме Георгия было еще три дочери и три сына.

Учеба Святителя Феофана Затворника в училище и семинарии

Надо сказать, что первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме: на седьмом году его начали учить грамоте. Отец Василий руководил обучением и прослушивал заданные уроки, а учила детей мать. «Еще в детстве Георгий обнаруживал ум весьма светлый, пытливый, доискивающийся первопричины явлений, быстроту соображения, живую наблюдательность и другие качества, приводившие нередко в удивление окружающих. Еще более возвысился, дисциплинировался и укрепился ум его школьным образованием», – пишет один из биографов святителя Феофана затворника И. Н. Корсунский.

Давая наставления о чтении духовной литературы, Феофан Затворник уточнял у своих адресатов, есть ли в их библиотеке творения святителя Тихона: «Читать для знания – одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. … Св. Тихона читаете? – Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами» [16]. А о. архимандрита просил в письме: «Поклонитесь св. мощам свт. Тихона, и приложитесь к ним, и скажите, что это за меня, чтоб помогал мне святитель Божий» [17].

Святитель Феофан Затворник участвовал в торжествах прославления святителя Тихона, которые прошли в 1861 году. В это время святитель Феофан Затворник находился на Тамбовской кафедре и его участие в торжестве открытия мощей новоявленного чудотворца-святителя «послужило как бы особым благодатным освящением его собственного святительского служения» [3].


Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь принимает паломников из разных концов России, а также из дальнего и ближнего зарубежья.

Подробнее...

Главное меню.

 
 

 

ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Свято-Успенский Вышенский монастырьСвято-Успенская Вышенская пустынь находится в Рязанской области на правом берегу реки Выши, неподалеку от впадения ее в Цну. Ближайшими к обители поселениями являются две небольшие деревни – Выша и Важное.

Подробнее...



Расписание движения автобусов

по маршруту «Шацк-Выша-Шацк»


Приглашаем трудников

Свято-Успенский Вышенский монастырь приглашает трудников для проведения работ в обители. Монастырь с благодарностью примет рабочих, имеющих строительные специальности, а также любых желающих, готовых потрудиться по благоустройству территории. Всем будет предоставлено жилье и питание.


Святитель Феофан Затворник.



 

В.В. Каширина, д.ф.н.

В.В. Каширина, д.ф.н.

 «Огневая монахиня»
Материалы к биографии схимонахини Елецкого Знаменского
монастыря Магдалины (Ивановой)

Монахиня Магдалина, в миру София Михайловна Иванова (1827–1869) происходила из дворянской семьи. Рано осиротела, получила образование в Московском Николаевском сиротском институте, по окончании коего служила гувернанткой. По благословению духовника 7 лет готовилась к поступлению в монастырь. Проживая в городе Ельце, дважды ходила на богомолье к святыням Киева и вела подвижнический образ жизни. В 1862 г. в возрасте 35 лет София Михайловна поступила в Елецкий Знаменский монастырь. Облечена в рясофор 11 июля 1867 г. Простудившись, заболела скоротечной чахоткой и скончалась в 1869 г. в день памяти преподобной Марии Египетской, приняв перед кончиной постриг в великую схиму.

«Об ее строгой жизни близкие к ней свидетельствуют, что она во всю святую четыредесятницу, кроме субботних и воскресных дней, принимала пищу к вечеру и притом одну просфору, или кусок ржаного хлеба с водою. Спала она на досках, а подушкой служил камень, покрытый войлочком; жила без прислуги и келью топила только для того, чтобы не замерзнуть. Служб церковных не пропускала, знакомых по монастырю не имела и по чужим кельям не ходила; знала только свою келью и храм Божий, благоговейно стояла на молитве и непрестанно оплакивала грехи свои; для бедных всегда была доступна и делила с ними последнюю копейку» [1].

По благословению игумении Клеопатры (Головачёвой), м. Магдалина провела проверку формулярных ведомостей монастыряи собрала материалы для жизнеописания затворницы Мелании, которые были подготовлены к изданию епископом Орловским и Севским Макарием (Миролюбовым) [2] и вышли в 1871 г. в журнале «Странник» [3], позднее неоднократно были переизданы [4].

Владыка Макарий в 1876 г. подготовил и жизнеописание монахини Магдалины. В 1876 г. в журнале «Странник» [5] было опубликовано жизнеописание и письма к схимонахине Магдалине (Ивановой), которые в том же году вышли отдельным изданием [6] и до революции были неоднократно переизданы (1879, 1884, 1903). Письма к монахине Магдалине вошли также в 4-й том Собрания писем святителя Феофана [7].

В книге были опубликованы письма двух духовных наставников. Имя первого наставника в изданиях не было указано и было выявлено в результате проведенной работы.

Первый наставник м. Магдалины – архиепископ Воронежский и Задонский Иосиф (Богословский, 1853–1864), при котором в августе 1861 г. состоялось открытие мощей святителя Тихона Задонского, на котором присутствовал также святитель Феофан.

Имя Владыки Иосифа как автора писем упоминается в письме святителя к иеромонаху Арсению (Минину): «Что письма к Магдалине не попали. Жалею. Там в письмах о ней поминается. Спишитесь с игуменией и возьмите на себя напечатать все – и краткую жизнь. И письма преосвященного Иосифа, и мои. Обещайте ей выслать сотню или полторы экземпляров. Мне пришлете с полсотни или сотню. Я слышал. Что читалось все с удовольствием» [8].

О личном знакомстве двух владык свидетельствует переписка святителя Феофана с полковником С.А. Первухиным. В письме святителю Феофану от 30 декабря 1872 г. С.А. Первухин, упоминал о своей поездке в Воронеж и о том, что передал Владыке книги от святителя Феофана. «Преосвященный Иосиф, в разговоре с Первухиным, выразил сожаление, что преосвященный Феофан прекратил толкование на шестопсалмие, каковое толкование “было бы весьма полезно для чад Церкви, ищущих спасения”» [9].

В ответном письме святитель объяснял свое оставление работы над переводом Псалтири необходимостью перевода апостольских посланий: «замечание преосв[ященного] Иосифа дельно; но ведь я, нераскаянный грешник, – не только слову, и палке-то непослушен. – Дурно сделано, что прервано; но превзошло другое занятие, которое тоже бросать не приходится [10]. Ужо подождем. Я имел в мысли весь Псалтирь перетолковать; только это будет уже после толкования Нового Завета. – У! – как далеко! – Да еще к тому же, если Бог продлит веку!» [11] Просьба о передаче книг Владыке содержится и в других письмах [12].

После выхода первого издания писем к м. Магдалине святитель Феофан писал к Надежде Ильиничне Кугушевой, матери «Чернички» и «Белички», многолетних духовных чад святителя: «…вот книжка о Магдалине. Тут и письма. Их здесь два автора: первые напечатанные в «Страннике» – они от высокопр. Иосифа; а вторые – Вышенские. Книжка эта у меня одна и есть. Потому по прочтении потрудитесь возвратить. Да, кажется, я вам давал эту книжку давно-давно» [13].

О том, что, несмотря на отсутствие указания на авторство, некоторые понимали, что письма от второго духовника написаны святителем, свидетельствует письмо самого святителя к профессору Московской Духовной академии, редактору журнала «Душеполезное чтение» протоиерею В.П. Нечаеву (впоследствии еп. Виссариону) [14].

Сравнение журнальной и книжной публикаций позволило выявить ряд разночтения, а также определить отрывки, которые впоследствии были исключены редакторами.

В двух письмах в журнальной публикации присутствуют отзывы святителя Феофана о творениях епископа Игнатия, которые затем были исключены. Приведем их полностью.

В конце письма № 740:

Спрашиваете о писаниях преосвященного Игнатия. Имел я случай видеть два тома, но не мог их прочитать; писаны краткими изречениями и всякая статья, как песок, насыпана. Есть много темных изречений. Есть и неверные, сбивчиво выраженные изречения. Один человек мне сказал, что целая половина, – последняя, второго тома наполнена мыслями неверными, и даже еретическими; а другой говорил, что и в статье о молитве Иисусовой есть значительные неверности. Так, полагаю, лучше вам их пока не выписывать, а прежде прочитать; и если придутся по душе, купите. Сам владыка был строгий подвижник; и смерть его – есть смерть праведника. Но значительная наша сторона не всегда соответствует образу жизни. И самое изображение жизни, при исправной жизни, может быть погрешительно, когда не жизнь описывают, а составляют теорию ее» [15].

В конце письма № 742 в отдельных публикациях по сравнению с журнальной также опущен абзац о святителе Игнатии: «Пресвященного Игнатия глубоко уважаю, и не сомневаюсь, что он улучил часть спасаемых, постнических ради трудов своих. Но писаний его всех одобрить не могу. Иное в них может повесть не к добру. Спириты, – а это слуги бесовские, – пустили в ход письмо от лица преосвященного Игнатия, будто с того света, где заповедуется читать его писания. Бесы доброго не посоветуют. – Но и без того, я знаю, что в них не без ошибок» [16].

В книге святителя Феофана «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», адресованных Екатерине Александровне Арнольди (1851–?) [17] есть несколько отзывов о почившей схимонахине Елецкого Знаменского монастыря Магдалине. Именно в этих письмах святитель называет свою духовную дочь «огневой монахиней» [18], «которая «дошла до огненного возгорения благодати» [19].

Заметим, что в самих письмах, обращенных к монахине Магдалине, святитель для смирения именовал ее «своеумной самочинницей и упорной во всем поперечницей» [20].

В письме № 75 из сборника «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», отвечая на вопрос о поступлении в монастырь, святитель Феофан советует Е.А. Арнольди не спешить, ссылаясь на пример м. Магдалины: «Вы спешите в монастырь, будто на свободу и в рай. Точно, там полная свобода для духа, но не для тела и внешних дел. В этом отношении там полная связа. Закон неотложный – не иметь своей воли. И рай там есть, но его находят, не всегда по цветистой шествуя дороге. Он воистину там находится, но загорожен терновниками и колючками, сквозь которые надо до него добираться. Этого, не исколовшись и не исцарапавшись, никто не достигает. Сие и имейте в виду и исправьте чаяния свобод и рая от монастыря. Ждите же терпеливо. Помните гувернантку. Она семь лет ждала. Испытывая прочность своего намерения. Зато и вышла огневая монахиня. Что спешить? Монастыри не уйдут. Успеете попасть в какой-нибудь. Между тем Вы и в намерении укрепитесь, и телом поокрепнете. У Вас дома все порядки благочестивые. И родители Ваши и родные – люди Богобоязненные. Ничего Вы не можете терпеть такого, что бы быо противно Вашему решению Господу себя посвятить. И зрейте среди такой атмосферы и в таком рассаднике. Так решено: ждите. Жизнь же и навыки свои понемногу подлаживайте под монастырские» [21].

В письме № 28 святитель говорит о необходимости внутреннего перерождения христианина, приводя в пример в пример монахиню Магдалину, которая «все дальше и дальше, выше и выше забирала. И дошла до огненного возгорения благодати» [22].

Подвижническая жизни м. Магдалины становится примером и для другой ученицы святителя, обозначенной в собрании писем литерами Д.М. 6 октября 1892 г. святитель пишет в письме к своей ученице: «В Елецком монастыре (Орл. губ.) не так давно подвизалась инокиня – Магдалина, которая на бумажках небольших записывала приходящие мысли и приклеивала на местах видных по стенам. А вы тетрадку заведите и вписывайте, как вздумается» [23].

В подготовке издания о м. Магдалине принимала участие настоятельница Елецкого Знаменского монастыря игумения Клеопатра (Головачёва), ученица оптинских старцев.

21 ноября 1873 г. в письме святитель Феофан сообщает: «А я не мог кончить жизни матери Магдалины. Все, что было у меня, отослал игумении Елецкой, прося ее докончить. Она умница (игумения-то Клеопатра) и настоящая подвижница…» [24] Святитель замечает «кажется, она питомица оптинских старцев»[25].

Настоятельница Елецкого Знаменского монастыря игумения Клеопатра (Головачёва, февраль 1867 — 1889), как и ее предшественница игумения Павлина Толстая) [26], начинала монашескую жизнь в Троицком Севском монастыре.

Известно, что игумения Павлина духовно окормлялась у преп. Василия (Кишкина, 1745–1831) [27], старца Площанской пустыни, учениками которого были: преп. Лев (Наголкин), настоятель Белобережской пустыни и возродитель старчества в Оптиной пустыни, преп. Макарий Оптинский и многие другие.

Духовником Троицкого Севского монастыря с 30 января 1827 г. по декабрь 1833 г. был преподобный старец Макарий, в этом монастыре подвизались его двоюродная сестра монахиня Порфирия (Маркова) и две племянницы Афанасия (Глебова) и Мелания (Иванова). В 1834 г. после перехода в Оптину Пустынь старец не оставил попечения о своих духовных чадах, срели которых была и будущая игумения Елецкого монастыря.

Игумения Клеопатра (Головачёва) происходила из дворянской семьи. Поступила в монастырь по благословению старца Глинской пустыни Анатолия (Скубырина) [28], который молодой девушке пророчески сказал: «Тебе надо идти в монастырь, благословляю быть монахиней и игуменией в том же монастыре». По благословению старца м. Клеопатра в 1844 г. поступила в Севский Троицкий монастырь, где 7 августа 1856 г. была пострижена в монашество.

Письма преп. Макария Оптинского к м. Клеопатре сохранились в рукописях, несколько были опубликованы в Собрании писем преп. Макария к монахиням, вышедших в 60-х годах XIX века. Без указания адресата были опубликованы письма: № 32 – от 4 октября 1850 г., № 33 – от 20 января 1853 г. и № 34 – от 13 марта 1856 г.

Упоминания об игумении Клеопатре содержатся и в нескольких письмах к о. Мелетию (Антимонову), и к преп. Моисею (Путилову).

В первом письме, отвечая на просьбу м. Клеопатры дать духовный совет об исправлении, старец приводит многочисленные выписки из святоотеческой литературы. И добавляет от себя: «все действия наши заключаются в исполнении заповедей Божиих; и как мы отстоим от них далеко, то это должно нас смирять. Деланием заповедей очищаемся от страстей; а по очищении от них сама благодать Божия написует на сердцах наших свои законы и исполняет духовных дарований. Но горе нам, когда мы будем считать себя достойными и искать в себе оных, или видеть свои подвиги и добродетели; благодать Божия часто не дает нам сих дарований для нашей же пользы…» [29]

В этом же письме старец Макарий упоминает, что был в Севском монастыре и показывал сестрам цитаты из книги жития преп. Паисия Величковского оптинского издания 1845 г. [30], где написано об общежительном житии [31].

В письме от 20 января 1853 г. преп. Макарий дает совет о правильном прохождении духовной жизни: «Кратко тебе скажу: не увлекайся в наслаждении духовные. Когда посетит Господь, – благодари; отымет, – тоже благодари, и не малодушествуй, но смиряйся и считай себя недостойную духовного утешения, а при оных бойся обольщения и яко не по достоинству приемлеши оныя. – Сети вражии тонки и неудобно постигаемы; одно (лишь) смирение их избегает» [32].

В марте 1856 г. после назначения м. Клеопатры казначеей Севского монастыря, старец Макарий писал ей, отвечая на ее вопросы относительно устройства монастырской жизни: «Два письма твои получил от 13-го генв. и от 18-го февраля; в первом, описывая кратко нравственное опустошение в обители, изъявляешь свою скорбь, и что должна смотреть на все обстоятельства сквозь пальцы; а во втором пишешь, что возложенная на тебя обязанность не позволяет смотреть сквозь пальцы, но строго предписано наблюдать за нравственностью монашествующих и всех прочих, живущих в вашей обители. Ты определена в должность казначеи, и это неожиданное обстоятельство вас очень удивило. Конечно, это сделано по рекомендации м. игумении; видно, она надеется иметь в тебе хорошую помощницу в смотрении за нравственностью сестер; и ты должна оправдать это на деле, при благом твоем произволении. Но надобно помнить, что Господь заповедал: иже аще хощет в вас вящший быти, да будет всех последний и всем слуга (Мф. 20, 26; Мк. 9, 35) и в ином месте есть слово Писания: елико велик есть, толико смиряйся (Сир. 3, 18); и не употреблять власти своей в силу честолюбию, не возноситься. Необходимо на пути сем встретятся и скорби, но за любовь к ближним и к пользе их, определи себя на терпение, как ты пишешь, с самоотворжением; и к ненавидящим тебя старайся отмщевать любовию и смирением, и побеждать их оными. Впрочем, желая исправить порчу в самовластной машине, не должно вдруг и круто стягивать, но постепенно внушать должное; и только в грубых и дебелых каких-либо действиях останавливать, и то не своим самовластием, но с воли м. игумении. Снисхождением к немощам и любовию больше приобретешь, нежели строгостью; и во всем оном проси помощи Божией, ибо Господь сказал: без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5); а как твое возношение без твоего искания и желания, но неожиданно произошло, то и помощь Божия близ есть. О тех же, кто проискивает страшное слово, написал св. Никита Стифат во 2-й сотнице, в главе 58-й, от чего да избавит всех нас Господь. Еще напоминаю: да не вознесется сердце твое о предпочтении тебя старшими и монастырскими монахинями. Пой церковный гимн: «Сердце мое страхом твоим да покрыется смиренномудрствующее; да не вознесшееся отпадет от Тебе Всещедре» [33].

После назначения в 1856 г. м. Клеопатры казначеей монастыря в письме к мон. Досифее (Лыкашиной) [34], которая приходилась троюродной сестрой игумении Магдалине (Длотовской) [35], преп. Макарий советовал старшим монахиням принять с любовью, а не с ропотом и недовольством новое назначение.

В письме старец упоминает также о книге, подготовленной в Оптиной пустыни – «Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников», которая была первоначально издана в Оптиной пустыни 1852 г., и в переводе на русский язык в 1855 г. [36]. Старец совместно с учениками только что окончил подготовку русского издания, и, конечно, упоминал о святых подвижниках в своих письмах. Авва Серид был игуменом общежительного монастыря в Газе, где подвизались также прпп. Варсонофий и его ученик Иоанн, а также преп. авва Дорофей. Авва Серид был духовным сыном преп. Варсонофия, который через него передавал свои ответы. После кончины аввы Серида игуменом был поставлен юный летами Елиан, умовший Иоанна, который был на смертном одре, прожить еще две недели, чтобы научиться у него управлением монастырем и братией.

«Пишешь, что у вас теперь новая м. казначея Клеопатра. Дай Бог, чтобы она была хорошая помощница м. игумении в правлении обителью <…>. Она хоть из молодых, но, видно, Господь избрал ее на сей трудный подвиг, а труд велий ей предлежит; надобно молиться об ней, чтобы у них с мат. игум. было согласие к общей обительной пользе, и даровал ей мужество и крепость. Старшие монахини не должны негодовать, что жребий сей не пал на них; а взирать на труд, какой предлежит к удалению соблазнов миру <…> Кто же из ваших старших возьмет на себя эту тяготу? Всячески скорей печется о своем спасении. И не согласится ввергнуть себя в сию претруднейшую обязанность. А если которая скорбит о сем, то не по разуму, а по честолюбию. После аввы Серида избран был послушник Елиан, а старшие не согласились принять сего ига на себя. Вам только должно содействовать, в чем будет нужно. А если кто роптать будет, то это не по Бозе» [37].

В 1857 г. игумения Севского Троицкого монастыря Магдалина (Длотовская) была уволена на покой, и на ее место была назначена монахиня Клеопатра, которая в следующем 1858 г. была возведена в сан игумении.

После назначения новой настоятельницы в обители какое-то время были нестроения, связанные с тем, что некоторые сестры не сразу приняли новую игумению. В письме к мон. Досифее (Лыкашиной) преп. Макарий писал: «Ты описываешь, какие были волнения у вас в обители при перемене игуменства, и как сестры восставали на м. Клеопатру, стоя за м.игумению, конечно, и слышать о сем прискорбно, не только испытывать на деле; но неужели это все происходило без попущения и воли Божией? Он премудростию Своею устраивает так, чтобы огнем скорбей испепелить терние страстей, готовя к начальству ее, а ведь скорби невольно смиряют душу и творят прибегнуть к Богу, прося помощи и защищения. Он мог бы все это отвратить и возвести на начальство тихо и мирно, так, как и многие восходят. Но, видно, так было надобно по усмотрению Божию: воли бо его кто противиться может? Св. Иосиф столько претерпел скорбей и от братьев продан в неволю, и от Пентефрия всажден в темницу. 2 года томился в оной: “смириша в оковах нозе его и разже его”[38]. Неужели Бог не мог и без этого возвести его на высоту власти; но так, видно, было надобно. И Моисей, вождь народа Божия, сколько претерпел и стужений, и скорбей? Бежал из Египта при всей его учености и премудрости, и был при конце в земли чуждей. 40 лет пас овец своего тестя, какой был труд, какие скорби не перенес он в это время? и сподобился видеть Бога в купине, огнем не сгораемой, и послал в Египет извести народ от работы фараона, а не просто бесскорбно поставлен на сие дело. Может быть, Господь ведет таким образом Клеопатру. Конечно, она не проискивала себе начальства, избави Бог от сего, и да поможет Господь управить обителию по воле Его святой» [39].

Старец Макарий в июле 1858 г. посетил Севский монастырь, постаравшись умиротворить сестер, которые не принимали новую настоятельницу [40].

В письме к о. Мелетию (Антимонову) [41], родному брату преп. Исаакия Оптинского, подвизавшемуся в Киево-Печерской лавре, старец Макарий сообщает, что в 24 сентября игумения Клеопатра отправляется в Киев для поклонения святыням, а также делает приписку о том, что новоназначенной настоятельнице не должно надолго покидать обитель, требующую ее внимания и забот: «Ей надобно помнить, что обитель требует собственного присмотра, и скоро домой возвращаться. Поручив себя покрову Божию, заступлению Матери Божией и молитвам св. угодников. И, конечно, она тебе передала все, что у них в обители содевается и есть восстание против ее; а ты дал ей приличное наставление или совет» [42].

Вскоре по молитвам старца беспокойства улеглись, и новая игумения заслужила любовь и доверие сестер. Через четыре года она была пожалована наперстным крестом.

По состоянию здоровья в 1866 г. была переведена на покой в Брянский Петропавловский девичий монастырь, откуда, согласно указу преосвященного Поликарпа (Радкевича), епископа Орловского и Севского, весной 1867 г. была назначена настоятельницей Елецкого Знаменского монастыря.

В очерке В.И. Немировича-Данченко «Женская обитель» написано о том, с какой любовью сестры отзывались о своей настоятельнице. Монахиня Варлаама говорит автору: «Ангельского характера наша мать Клеопатра <…> У нас все к ней стремятся, как пчелы к меду!..» [43]. Монахиня Степанида добавляет: «истинный адамант» [44].

А старица монахиня Смарагда свидетельствует: «У нас жизнь, как тихая вода в реке. Стоит, кажется, на глаз… Ан, нет, течет – незаметно, а течет. Матушкиными молитвами управляется все дело, а не нашим коварством!» [45]

В 1871 г. ослабевшая здоровьем игумения Клеопатра попросилась на покой и получила разрешение епархиального начальства, сестры же единодушно воспротивились этому.

В Историческом описании обители об этом написано следующим образом: «В 1871 году игумения Клеопатра просила об увольнении от должности настоятельницы по слабости здоровья, на что резолюция Его Преосвященства последовала такая: “По сему прошению игуменью Клеопатру уволить от должности настоятельницы Елецкого Знаменского монастыря с перемещением на жительство в Калужскую епархию, в Казанскую общину. Апреля 19 дня за № 2276”»[46].

Игумения Клеопатра просила об увольнении ее в Казанскую общину, основанную в имении А.Е. Белокопытовой по благословению оптинского иеромонаха Гавриила (Спасского), который стал духовником общины [47].

Однако сестры обители не захотели расставаться с боголюбивой матушкой и просили Владыку оставить ее в должности настоятельницы. «На сие резолюция Его Преосвященства последовала такая: “По сему прошению игумению Клеопатру оставить настоятельницею Елецкого Знаменского монастыря с призыванием благословения Божия на продолжение служения сестрам, упросившим ее остаться в Елецком монастыре. Мая 11 дня 1871 года”»[48].

1 апреля 1879 г. игумения Клеопатра за «многолетнее и полезное  служение» [49] была Всемилостивейше пожалована золотым крестом из кабинета Его Императорского Величества.

Матушка управляла обителью с 1867 по 1889 гг. Указом Орловской духовной консистории от 18 сентября 1889 г. игумения Клеопатра по преклонным годам и расстроенному здоровью была уволена от должности настоятельницы на покой. Скончалась 25 декабря 1890 г. на 72-м году.

Духовная традиция в обители была продолжена новой настоятельницей игуменией Валерией (Тарновской, 1889–1900), которая была назначена из Орловского Введенского девичьего монастыря, о которой уважительно отзывался святитель Феофан: «Видел новую мать Елецкой обители Валерию. Очень утешительно, что она и образованна и духовна. Да благословит ее Господь, и да ведет неуклонно по сему пути» [50]. В этом же письме святитель Феофан просит передать игумении Валерии «Добротолюбие» [51].

Важным источником по истории Елецкого Знаменского монастыря является очерк Василия Ивановича Немировича-Данченко (1847–1936) «Женская обитель». В начале 1870-х гг. писатель, старший брат известного театрального деятеля В.И. Немировича-Данченко, посетил российские монастыри и издал путевые очерки. Елецкому монастырю он посвятил отдельный очерк «Женская обитель». В отличие от о. Геронтия (Кургановского), составившего в 1895 г. историческое описание обители, в очерке описываются его непосредственные живые впечатления, все детали монастырского быта, он настойчиво ищет для себя ответ на вопрос, почему юные девушки оставляют мирскую жизнь и уходят в монастыри. Писатель подробно передает разговоры с насельницами обители, описывает монастырские мастерские. Писатель посетил монастырь всего лишь через несколько лет после кончины м. Магдалины (Ивановой), с которой переписывался святитель Феофан, поэтому очерк становится важным свидетельством обстановки, какая была в монастыре в то время, когда там подвизалась монахиня Магдалина.

Монахини пользовался уважением со стороны городского населения. Еще при подъезде к обители кучер делится с писателем: «Обитель у нас, господин, необыкновенная. Истинное умиление! <…> … монахини жития уж очень благочестивого… С самой затворницы Мелании ведется это. Господа приезжали – хвалили. Одно слово – тишина!» [52]

По своему устроению монастырь был своекошный, то есть монахини строили себе келью и сами добывали себе пропитание. В то время в нем проживало 400 монахинь. По описанию В.И. Немировича-Данченко: «Вдали к самым стенам прислонились сотни маленьких домиков. Какой-то микроскопический городок тесно сдвинулся. Стена к стене – без промежутков. В крошечных хижинках, кажется, могут жить только гномы, а не люди. И живописей этот полуфантастический городок удивительно. Каждый дом строили не по общему плану, не на один раз для всех утвержденному рисунку, а как хотелось его хозяйке. То узенький, в два этажа, по два, по три окна в каждом, то низенький и длинный, то с высокими, острыми, то пологими крышами. И всякая клетушка чувствует свою соседку локтем. Постаревшие осесть, покривиться не могут – рядом стоящий крепко держит их под руки. Каждый домик в свою краску расписан: голубые, зеленые, красные, серые, бревенчатые, тесом обшитые – но все с крылечками внаружу то под пестрым навесом, то совсем простенький. Между ними несколько побольше и пощеголеватее, железом крытые с рядами окон, закрывших свои ставни, точно заснувших, низко опустив веки. Перед некоторыми палисадники. Голые ветви, точно от холода, вздрагивают на морозе. Зеленые и желтые заборы – сквозили совсем полузасыпанным снегом…» [53]

Зимой многие монахини отапливали свои кельи лузгой, отходами кожевенных заводов, которые покупали по девяносто пять копеек с воза. Как объяснила м. Митрофания, «совсем согрево не подходящее, мы ведь с кожевен покупаем выделанную уже кору дубовую – лузгу. Прежде ее в ров выбрасывали – никуда она не годилась. Ну, а теперь, как лесом все пооскудели, и бедность пошла – и лузга в чести» [54]. «Мокрое сырье это, оказывается, ближайшими кожевенными заводами доставляется в обитель. Целое лето бедные монахини, не имеющие средств на покупку дров, заняты сушкой этой лузги. Грабли на плечи и вплоть до заката солнйца ворочай эту вонючую массу!..» [55]

«Большая часть насельниц монастырских выходит из двух уездов – Елецкого и Ливенского. Они по этому и называют обитель своею. Оно и понятно, у каждой здесь есть родственницы, близкие, такой уж обычай ведется в крестьянстве: если выучится девушка грамоте или ежели окажется у ней “дарование к пению”, непременно уйдет в обитель, ни за что не останется дома.

– Что вас тянет так за стены да за затворы?

– Ласково у них уж очень, а дома-то, уж сами знаете, каково. Работаем столько ли, а доброго слова не услышишь, все попреки да бой этот!

– А замуж?

– У нас – замуж идти – двойную тяготу носить!

Ливенские и елецкие девушки разом входят в жизнь обители. Пленяющая их тишина и ласка здесь явления заурядные. Подчиняться они привыкли и дома, поэтому строгий режим монастыря не пугает их» [56].

Сначала автор посетил настоятельский корпус, где встретился с игуменией Клеопатрой и попросил благословения осмотреть монастырь:

«Мать Клеопатра – радушно встретила меня и пригласила в приемную. На стенах – портреты архиерея. В окнах герань. Пахнет ладаном. Мебель жесткая – не очень-то засидишься на ней… Несколько черных монахинь, закутанные. Только лица, бледные и бескровные, с какими-то уже слишком спокойными глазами, видны. Ни любопытства, ни вопроса… Тишина такая, что шорох мухи, бьющейся в стекла, наполняет всю комнату…

– К нам пожаловали?... – начала игумения.

Я поклонился.

– Милости просим. Писать будете?.. Сказывали нам про вас… Что же, мы рады…» [57]

Показать монастырь матушка игумения благословила мать Варлааму, которая, по замечанию автора, оказалась «не простою монахиней. Она из общества. Кончила курс чуть ли не в московском Елизаветинском институте, хорошо говорит по-французски и по-немецки, интересуется всем, читает – но, разумеется, вся сложилась в чисто монашескую складку [58], кроме того занимается с сестрами музыкой и составляет архитектурные проект нового храма обители.

Благодаря автору мы можем познакомиться с монастырскими мастерскими, с укладом жизни обители.

Прежде всего – это живописная мастерская, которая была устроена стараниями игумении Клеопатры.

«Ученицы здесь оказываются весьма способные… Без всякой предварительной школы пишут. Упорством берут. Помогает им некто Вознесенский, из ельчан, болезненный молодой человек, тоже самоучка, тоже гибнущий в глуши талант, каких у нас много, благо никуда им пути нет из родных захолустий. Вот громадный образ Преображения. Оканчивает его суровая монахиня. И глазом на нас не повела, точно не ее картину смотрят. Взгляд, пристально устремленный на образ; кисть также размашисто кладет мазки на полотно» [59].

«Суровая монахиня» – это м. Епифания. Здесь же в мастерской и молодая мать Эсфирь, «дочь директора чугунно-литейного завода Холина. <…> талант большой, в каждом мазке виден. Работает живо, быстро, уверенно, – а в монастырь пришла, не умела взять карандаша в руки» [60].

На стене автор замечает портрет Клеопатрушки Головачёвой, маленькой племянницы игумении: «Вот чудесный ребенок, отлично написанный, живые детские глазенки так и пышут веселостью, щеки розовые, твердые, должно быть, как яблоко – и на ней на этой, верно, отъявленной шалунье – черная скуфья, черное монашеское платье» [61]. На недоуменный вопрос автора о монашеском одеянии на маленькой девочке, ему поясняют, что сама девочка попросила одеть на себя монашеское одеяние, даже плакала.

Посетили пекарню, просворню, ткацкую, где «ткали громадные ковры на продажу, для келий и для церкви» [62]. Сестры поделились, что краску добывают «из земли разной, из травы… Цветы тоже идут на это», однако нет голубого и розового цветов, так как «нет сведений технических. Не знаем, чем шерсть в эти колера красить!» [63].

После ткацкой мастерской зашли к монахине Митрофании, дочери купца, который лишил ее содержания. Мать Митрофания делает ризы к иконам из фольги и цветы из шерсти и бумаги. «Все сама, иначе бы и жить нечем! Режет фольгу для окладов и защипывает. Ни штампов, ни пресса. Зато просто личному вкусу. Не от того ли ее работы и выходят так удачны? Я видел целый ряд икон, отделанных таким образом; выходит и красиво, и необыкновенно легко» [64].

Посетили келью одной монахини, которая золотом шила по голубому бархату, а также келью м. Серафимы, которая по бедности не могла ее топить и жила точно «клещ в щели каменной» [65]

Сохранились сведения, что в монастыре переписывали святоотеческую литературу. В монастырской библиотеке до революции хранилась рукопись «Скитский патерик», форматов в лист, с киноварными инициалами, писанная игуменией Павлиной (Толстой), которая имела обыкновение переписанные рукописи дарить благотворителям монастыря. На титуле была сделана запись: «Сия книга “Патерик Скитский”, словеса душеполезные Препод. Отец и Богоносных мужей, списана с настоящей книги рукою грешной старицы Павлины. 1835 года». Эта книга была дарована Ивану Семеновичу Ильину, а спустя годы, 17 февраля 1870 г. вновь возвращена в обитель И.С. Ильиным. Купцом 2-й гильдии из города Рузы [66].

После посещения монастырей писатель приходит к такому выводу: «Я немало перевидал на своем веку, но, несомненно, самые крупные люди по внутренней силе, неустанной энергии, упорству в достижении целей – мне попадались, именно, за стенами монастырей» [67].

 


[1] Жизнеописание схимонахини Елецкого Знаменского женского монастыря Магдалины, в мире Софии Михайловны Ивановой. Свято-Данилов мон-рь, б.г. Репр. с изд. Елец, 1903. С. 12.

[2] Подробнее о нем см.: Тихон (Затекин), архим. Архиепископ Макарий (Миролюбов). Церковный историк и духовный пастырь. Нижний Новгород, 2009. – 248 с.

[3] Жизнеописание девицы Мелании, затворницы Елецкого Знаменского, на Каменной горе, девичьего монастыря Сообщил преосвященный Макарий, епископ Орловским и Севский // Странник. 1871. Янв. С. 3–40. Февр. С. 89–126.

[4] Макарий (Миролюбов), еп.Жизнеописание девицы Мелании, затворницы Елецкого Знаменского, на Каменной горе, девичьего монастыря. СПб.: тип. духовн. журн. «Странник», 1871; 2-е изд., доп.: СПб.: тип. духовн. журн. «Странник», 1873. Также: Болхов, 1881; Елец, 1901 и др.

[5] Жизнеописание монахини Елецкого Знаменского женского монастыря Магдалины, в мире Софии Михайловны Ивановой. Сообщено преосвященным Макарием, епископом Орловским // Странник. 1876. Т. 2. Июль. С. 18–52. Авг. С. 78–107. Сент. С. 137–184. Окт. С. 3–30.

[6] Жизнеописание монахини Елецкого Знаменского женского монастыря Магдалины, в мире Софии Михайловны Ивановой. СПб: тип. духовного. журн. «Странник», 1876. – 140 с.

[7] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. I–VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. IV. С. 159–245. Письма №№ 698–750.

[8] АПРМА Ф. Свт. Феофана (Говорова). Оп. 24. Д. 41. Ед. хр. 4327. С. 237–240. За указание данного источника выражаем благодарность сотрудникам Феофановского кабинета Издательского Совета Русской Православной Церкви.

[9] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Из неопубликованного. М.: Правило веры, 2001. С. 533.

[10] Там же. Речь идет о толковании посланий апостола Павла. – Прим. ред.

[11] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Из неопубликованного. М.: Правило веры, 2001. С. 534.

[12] См.. например, о посылке книги «Невидимая брань» в письме к В.В. Швидковской // Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. I–VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. VI. С. 137. Письмо № 1000. К В<арва>ре В<асильевне> Ш<видков>ской от 25 августа 1886 г. Также: в письме к той же от 11 августа 1891 г. // Там же. Вып. VII. С. 238. Письмо № 1203.

[13] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. I–VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. VIII. С. 21. Письмо № 1243.

[14] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Из неопубликованного. М., 2001. С. 228. Письмо № 202 от 27 декабря 1876 г. (Как Вы узнали, что вторые письма к Магдалине – мои? Сказал кто?!»)

[15] Жизнеописание монахини Елецкого Знаменского женского монастыря Магдалины, в мире Софии Михайловны Ивановой. Сообщено преосвященным Макарием, епископом Орловским // Странник. С. 17–18.

[16] Там же. С. 20.

[17] Об атрибуции писем см. подробнее: Лукьянова А.Е. Екатерина Арнольди – прототип главной героини книги «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» // Феофановские чтения: Сб. науч. ст. Вып. VIII. Рязань, 2015. С. 116–121.

[18] Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? Собрание писем. М.: Правило веры, 2009. С. 309.

[19] Там же. С. 123.

[20] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. I–VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. IV. С. 206. Письмо № 722.

[21] Там же. С. 308–309.

[22] Там же. С. 123.

[23] Там же. Вып. III. С. 237. Письмо № 538. Письмо к Д.М. от 21 ноября.

[24] Там же. Вып. III. С. 45. Письмо № 400. От 21 ноября 1873 г.

[25] Там же.

[26] Павлина (Толстая) – настоятельница Елецкого Знаменского монастыря (1798 – 13 июля

1870). В миру Пелагия, из духовного звания. Родилась в селе Лугань Севского округа в семье причетчика И.Л. Толстого. В монашество пострижена 11 июня 1821 г. в Севском Троицком девичьем монастыре с именем Павлины. Указом Орловской Духовной консистории от 1 июля 1837 г. за № 5552 определена настоятельницей Елецкого Знаменского монастыря. Епископ Орловский и Севский Никодим (Быстрицкий) благословил ее провести строительные работы, а также ввести более строгие правила монашеского общежития. При игумении Павлине монастырь преобразился как внешне, так и внутреннее. По свидетельству иеромонаха Геронтия, составителя «Исторического описания Елецкого Знаменского девичьего монастыря», игумения Павлина «примером своей благочестивой жизни сумела воспитать духовно-нравственно и вверившихся её мудрому водительству к вечной жизни сестер, а с тем вместе сумела возвысить дух и положение самой Каменногорской обители, в среде которой благим светочем горела она, и навсегда оставила по себе добрую и незабвенную память» (Историческое описание Елецкого Знаменского девичьего монастыря, что на каменной горе / Сост. Геронтий, иером. Елец: Изд. Елецкого Знаменского девичьего монастыря, 1895. С. 67). В 1867 г., потрудившись 30 лет на благо обители, игумения Павлина была уволена на покой, скончалась через три года 13 июля 1870 года.

[27] Подробнее см.: Василий (Кишкин), преп. Письма о подвижничестве инокинь / Вступительная статья, подготовка текста, комментарии В.В. Кашириной. Серпухов: Наследие Православного Востока, 2015. – 280 с.

[28] Анатолий (Скубырин), иеросхимонах, ученик игумена Глинской пустыни Филарета. Служил камердинером у князя Голицына. Посещая с князем западные страны, в совершенстве овладел французским и немецким языками, знал современную западную литературу, но это чтение не удовлетворяло его. Стал углубленно читать книги Священного Писания. В Париже Андрею Скубырину представилась возможность жениться богатой наследнице. Но молодой человек стремился к иноческой жизни. Князь Голицын отпустил его на свободу, и в 1818 г. в возрасте 36 лет он поступил в Глинскую пустынь. На третий год по поступлении был пострижен в мантию с именем Амфилохий, через год рукоположен во иеродиакона, а в 1824 г. – во иеромонаха и назначен благочинным монастыря. В 1839 г. был назначен помощником духовника, через пять лет о. Амфилохий как духовно опытный старец стал преимущественно исповедовать богомольцев. В числе его духовных чад был Глинский старец схиархимандрит Илиодор (Голованицкий). В 1858 г. пострижен в схиму с именем Анатолий. Скончался 30 ноября 1860 г.

[29] Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Репр. Изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, 1862. СПб: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. Письма к монахиням. № 32. С. 95. См. также списки писем: Письма иеромонаха Макария (Иванова) к разным лицам// НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-388. Л. 68–69; Письма иеромонаха Макария (Иванова) // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-389. Л. 1–4; Письма оптинского старца иеросхимонаха Макария (Иванова). Кн. 3 // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-381. Л. 4–6 об.

[30] Житие молдавского старца Паисия Величковского. М.: В Университетской типографии, 1845. 76, [2] c. С цензурным разрешением «Марта 5-го дня 1845 года. Московская Духовная Академия. Цензор: профессор протоиерей Федор Голубинский».

[31] Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Репр. Изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, 1862. СПб: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. Письма к монахиням. № 32. С. 95.

[32] Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Репр. Изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, 1862. СПб: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. Письма к монахиням. № 33. С. 97. См. также списки писем: Письма оптинского старца иеросхимонаха Макария (Иванова). Кн. 4. // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-382. Л. 4 об.; Письма иеромонаха Макария (Иванова) к разным лицам// НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-388. Л. 193; Письма иеромонаха Макария (Иванова) // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-389. Л. 17.

[33] Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Репр. Изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, 1862. СПб: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. Письма к монахиням. № 34. С. 98–99. См. также списки писем: Письма в списках Макария Оптинского к М.К. // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-390-3. Л. 1–3; Письма оптинского старца Макария (Иванова) Кн. 5 // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-383. Л. 1–4 об.

[34] Досифея, монахиня Севского Троицкого монастыря (+20 августа 1863). В миру Дарья Михайловна Лыкашина, из дворян Смоленской губернии, родная племянница старца Зосимы Верховского, по благословению которого в 1826 г. поступила в Севский Троицкий монастырь.

[35] Магдалина, игумения Севского Троицкого монастыря (+22 апреля 1864). В миру Мария Ивановна Длотовская, из дворян Смоленской губернии, родная племянница старца Зосимы Верховского, по благословению которого в 1826 г. поступила в Севский Троицкий монастырь. При игумении Магдалине (Пономаревой) с 22 сентября 1835 г. исполняла должность казначеи. А после смерти игумении в 1848 г. была назначена настоятельницей обители, и несла это послушание до 1857 г. Умерла на покое схимницей.

[36] Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников: Пер с греч. / [Пер. со слав. на рус., сравнение с греч. текстом иером. Амвросия (Гренкова), Л. Кавелина, о. Ювеналия (Половцева)]. М.: [Изд. Оптиной пустыни], 1855 (Унив. тип.). [2], XXX, 656, 102, [2] с. 1200 экз. С. 1–102 [Втор. пагинация] Алфавитный указатель наставлений, истолкований Св. Писаний и сказаний, содержащихся в книге ответов преподобных отцев наших Варсануфия и Иоанна.

[37] Письмо преп. Макария к Досифее (Лыкошиной) от 10 марта 1856 г. // Макарий (Иванов), иеросхим. и Леонид (Лев) (Наголкин), иеросхим. Письма к Досифее (Лыкошиной Дарье Михайловне), монахине и др. 1826–1859. – 251 л. // НИОР РГБ. Ф. 213. К. 76. Ед. хр. 22. Л. 221–221 об. Список письма также см.: Письма (в списках) старца Макария Оптинского к монахине Дарье за 1849-1860-е гг. – 38 л. НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-387(4). Л. 29–29 об.

[38] См.: Пс. 104, 18.

[39] Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Репр. Изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, 1862. СПб: Изд-во Л.С. Яковлевой, 1994. Письма к монахиням. № 63. С. 152–153. Письма оптинского старца Макария (Иванова) Кн. 5 // НИОР РГБ. Ф. 214. Опт-383. Л. 73 об.–74 об.

[40] См.: Собрание писем преподобного Макария Оптинского к монахам: В 2 т. / Сост. С.О. Захарченко. Петрозаводск, 2014. Т. II. С. 333. Письмо № 841 от 5 июля 1858 г. Также см.: НИОР РГБ. Ф. 213. К. 93. Ед. хр. 13. Ч. III. Л. 33–34.

[41] Мелетий (1807–1865), архим. В миру Михаил Иванович Антимонов, из курских купцов. В число братства Оптиной пустыни определен 31 июля 1835 г. 10 августа того же года пострижен в рясофор. Проходил клиросное послушание. С 23 сентября 1838 г. определен в Тихонову пустынь, 4 февраля 1845 г. пострижен в монахество. В 1846 г. рукоположен во иерея, переведен в Киево-Печерскую лавру, где был экклесиархом Великой церкви, возведен в сан архимандрита.

[42] Собрание писем преподобного Макария Оптинского к монахам: В 2 т. / Сост. С.О. Захарченко. Петрозаводск, 2014. Т. II. С. 298. Письмо № 804 от 4 октября 1858 г. Также см.: НИОР РГБ. Ф. 213. К. 78. Ед. хр. 6. Л. 184–185.

[43] Немирович-Данченко В.И. Женская обитель. Святые горы. Воспоминания и рассказы из поездки с богомольцами. СПб., 1904. С. 27.

[44] Там же.

[45] Там же. С. 33.

[46] Историческое описание Елецкого Знаменского девичьего монастыря, что на каменной горе / Сост. Геронтий, иером. Елец: Изд. Елецкого Знаменского девичьего монастыря, 1895. С. 69–70.

[47] См. подробнее: Боголюбивая обитель на реке Любуше: к 125-летию со дня открытия Белокопытовского Казанского Боголюбивого женского монастыря / [Сост., редактор монахиня Иосифа (Егасова)]. М.: Фома Центр, 2017. - 335 с.

[48] Историческое описание Елецкого Знаменского девичьего монастыря, что на каменной горе / Сост. Геронтий, иером. Елец: Изд. Елецкого Знаменского девичьего монастыря, 1895. С. 70.

[49] Там же.

[50] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. I–VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. VI. С. 211. Письмо № 1046. К В<арва>ре В<асильевне> Ш<видков>ской от 20 января 1890 г.

[51] Там же.

[52] Немирович-Данченко В.И. Женская обитель. Святые горы. Воспоминания и рассказы из поездки с богомольцами. СПб., 1904. С. 3.

[53] Там же. С. 4–5.

[54] Там же. С. 42.

[55] Там же. С. 42.

[56] Там же. С. 31–32.

[57] Там же. С. 11.

[58] Там же. С. 25.

[59] Там же. С. 28.

[60] Там же. С. 28–29.

[61] Там же. С. 27.

[62] Там же. С. 36.

[63] Там же. С. 37.

[64] Там же. С. 43.

[65] Там же. С. 34.

[66] Морев Л.А. Елецкий Знаменский женский монастырь на Каменной горе. Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь. 2007. С. 41–42.

[67] Немирович-Данченко В.И. Женская обитель. Святые горы. Воспоминания и рассказы из поездки с богомольцами. СПб., 1904. Там же. С. 13.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика