ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Щербакова М.И.

Щербакова М.И.,
заведующая Отделом русской классической литературы ИМЛИ РАН,
профессор, д.филол. н.

Проблемы подготовки научного издания эпистолярных источников:
датировка, атрибуция, комментарий

Существуют разнообразные типы изданий, которые зависят во многом от вида литературного памятника, назначения и профиля издания.

Издания литературных памятников Нового времени имеют свои отличительные особенности. Они бывают научными, популярными и документальными.

Научные издания основываются на результатах специальной научной работы по подготовке текста, изучению его истории, печатных и рукописных источников, комментированию. В зависимости от адресата научное издание может быть трех типов:

  • научно-популярное
  • научное
  • академическое

До сих пор мы не располагаем научным изданием писем свт. Феофана, хотя эпистолярий представляет собой важную составляющую духовного наследия святителя.

Наиболее полным и авторитетным остается пока афонское издание 1898–1901 гг. в 8-ми выпусках, объединившее в себе посмертные публикации писем свт. Феофана в русских журналах, таких как «Душеполезное чтение», «Христианин», «Душеполезный собеседник», «Тамбовские епархиальные ведомости» ‑ всего 1,5 тыс. писем. Однако научная подготовка материалов афонскими издателями не проводилась. Подлинные имена адресатов и современников были по-прежнему скрыты за инициалами, в том числе и выдуманными; в тексте писем зияли купюры.

В 2001 г. издательство «Правило веры» подготовило том, составленный из писем свт. Феофана, не вошедших в афонское издание. Но и оно не может быть квалифицировано как научное.

Комплексной проблемой при подготовке научного издания писем является их датировка. Многие письма свт. Феофана, сохранившиеся только в опубликованном виде, не датированы. Например, из 500 писем к членам семьи Кугушевых полную датировку имеют только 149. Шесть писем частично датированы: указаны либо год, либо число и месяц. В данном случае была разработана специальная методика и проведена кропотливая работа по сопоставлению содержания всех писем, выявлены тематические микроблоки, давшие основание если не для точной, то для относительной датировки документов.

Существует последовательная связь датировок. Определить дату или период создания документа – значит включить его в контекст данной исторической эпохи. Датировка бывает абсолютная и относительная, широкая и двойная. Если отсутствуют более точные сведения, текстолог устанавливает крайние хронологические пределы: когда всего ранее (terminus post quem) и когда всего позднее (terminus аnte quem) был создан текст.

Например, в письмах к Кугушевым одним из важнейших хронологических ориентиров являются упоминания о малютке, сиротке, М. Это Мария Аркадьевна Муратова, младшая дочь падчерицы Н.И. Кугушевой. Она родилась 28 февраля 1883 г. Состояние здоровья матери после родов резко ухудшилось. Больную перевезли в Москву. Чтобы помочь дочери, за новорожденной малюткой в Москву из своего тамбовского имения Берестенки приехали кн. Иван Васильевич и кн. Надежда Ильинична. Получив сообщение о грянувшей беде, преосвященный ответил Н.И. Кугушевой: «Ex-prompt, с каким принято дитя, – полусирота пока, —–означает что решение это вышло из глубины сердца, без всяких сторонних влияний. Дело само по себе похвально; из-за него можно похвалить и сердце, давшее такое решение. Что из сего выйдет? – Если мать подымется, она возьмет дитя и будет вам благодарна. А если не подымется, вы воспитаете дитя, поставите и на ноги, и устроите жизнь ее… Т.е. сделаете распрекрасное дело. <…> Благослови вас Господи и Черничку… и малютку. Ваш богомолец Е. Феофан» [1].

Письмо из Вышенского монастыря, датировано 11 мая 1883 г. В этот же день умерла Любовь Ивановна Муратова. Таким образом, письма свт. Феофана, в которых есть упоминания о малютке, сиротке, М., не могли быть написаны ранее середины мая 1883 г.

Итак, ключевыми указаниями на время создания эпистолярного документа служат исторические события, обстоятельства биографии корреспондентов, упоминания о знакомых или родственниках как о живых или умерших, соотношение данного письма с письмами к другим адресатам.

При создании «Летописи жизни и трудов святителя Феофана», где письма являются основным содержанием трех заключительных томов, хронологическая последовательность размещения документов воссоздает целостную историческую панораму пребывания святителя в затворе, приоткрывает течение его духовной жизни, отразившейся в творческой лаборатории, в которой замыслы рождались, развивались, обретали форму, их текст оттачивался и шлифовался, точнее передавая авторскую мысль.

И еще одно условие. Залог правильной датировки – во внимательном чтении и анализе текста писем. Весомым аргументом может оказаться мелкая, на первый взгляд, деталь, которую исследователь обнаруживает далеко не сразу, по прошествии времени. Но именно из взаимосвязи таких мелочей рождается реконструкция сокрытой от нас временем и забвением достоверной картины живой жизни ушедших эпох.

Например, 13 июня 1875 г. свт. Феофан благословляя «богомольное путешествие» Н.И. Кугушевой, писал «Прошу помолиться и о мне многогрешном пред святынями Божиими» [2].

Возможна связь с этим письмом еще одного, недатированного. «В Киев хорошо сбегать. Да по чугункам ныне ничего не стоит. Неделя-другая и опять дома» [3]. Движение по железнодорожной ветке Ряжск – Моршанск было открыто в 1867 г., что служит объяснением выбранного свт. Феофаном стилистического оборота: «ныне ничего не стоит»; дорога к этому времени эксплуатировалась только восемь лет. В другие годы Н.И. Кугушева в Киев не ездила; июньские события всех последующих лет отражены в письмах к ней свт. Феофана достаточно подробно. Завершает недатированное письмо добавленная строка: «Вот часть артоса».

Известно, что освященный в первый день Святой Пасхи артос раздробляется по завершении пасхальных торжеств и раздается верующим как святыня и духовное врачество при болезнях и немощах. Пасха 1875 г. приходилась на 12 апреля (ст. ст.). Следовательно, письмо было написано не ранее 19 апреля (ст. ст.) 1875 г.

Кроме вопроса о датировке научная подготовка писем включает и вопрос об атрибуции, т.е. определении принадлежности документа какому-то лицу. Если понимать термин шире, атрибуция – определение лица, прямо не названного.

Яркий пример из той же кугушевской коллекции писем. Потомки сохранили семейную память о чрезвычайно интенсивной переписке свт. Феофана с Анастасией Ивановной Кугушевой, Черничкой. Но, кроме двух писем, публиковавшихся как «Письма к Черничке», ее следы не обнаруживались. Выявить их помогло фронтальное прочтение всех восьми выпусков, изданных афонцами. Привлекло внимание содержание 103 писем «К Е.С.В.» ‑ описание жизненных ситуаций, буквы, за которыми легко прочитывались знакомые имена, географические названия и проч. Стало ясно: их адресат – Анастасия Кугушева, Черничка. Но объяснить появление инициалов (Е.С.В), под которыми напечатаны письма, пока затруднительно.

Еще пример. В опубликованном виде были известны восемь писем к «В. Т.». В афонском архиве сохранился эпистолярный блок, благодаря которому удалось раскрыть инициалы: к некоей Варваре Тимофеевне. Дополнительное расследование по письмам третьих лиц дало возможность восстановить и фамилию – Свиридова. Варвара Тимофеевна Свиридова неотступно была у постели умиравшей княгини Лукомской, которую свт. Феофан глубоко уважал и почитал. Есть удивительное свидетельство безмерной благодарности преосвященного Варваре Тимофеевне – в письме от 3 сентября 1878 г. «Я бы и принял Вас, если б Вы приехали, хотя никого не принимаю» [4].

Печатать эпистолярные документы принято по современной орфографии, но с максимальным приближением к источнику.

1. Сохраняются языковые особенности автора и его эпохи, если они являются элементами произношения: стеклушко, грыбы, воксал, стора и др., часто встречающиеся в письмах свт. Феофана формы захочем, сретить, оздороветь, пишемое, злоказньствовать и др., идущие преимущественно от церковнославянского языка.

2. Не сохраняются формы, характеризующие только орфографию: мущина, съуметь, мачиха, мятель и др.

3. Прописные буквы заменяются строчными:

а) в названиях национальностей (Русский, Француз, Немец),

б) в обозначении чинов и званий (Генерал, Князь, Граф),

в) месяцев года (Март, Август, Ноябрь).

4. По современным нормам даются написания безударного окончания -ой в прилагательных и местоимениях (маленькой/ий, всякой/ий).

5. Окончания прилагательных, местоимений и существительных женского рода в творительном падеже. В конце XIX в. сосуществовали разговорная форма (ой, ей – которой, нашей) и книжная (ою, ею – которою, нашею). При подготовке к публикации писем предпочтение отдается современной норме (ой, ей – которой, нашей).

6. То же относится и к существительным среднего рода, оканчивающимся на ье (счастье, утешенье). Устаревшей считается книжная форма счастие, ненастие, утешение, рукоделие.

7. Что касается пунктуации, в документах XIX в. она весьма относительна. Например, знак (.‑) преимущественно обозначал новый абзац. Стремясь по возможности сохранять авторские знаки, где они есть, необходимо при подготовке издания вводить безусловную для каждого случая современную пунктуацию, – запятых, точек, ‑ но воздерживаться от более экспрессивных тиры, восклицательных и вопросительных знаков. Прямая речь оформляется по современным нормам.

В текстологии приняты специальные обозначения для текста, зачеркнутого самим автором – квадратные скобки [ ].

Для редакционных добавлений применяются угловые скобки < >.

Письма выдающихся людей имеют важное отличие. Они всегда выходят за сравнительно узкие пределы бытового средства связи и приобретают особую функцию, отображая основные веяния и запросы эпохи. Письма становятся хроникой новостей, достопримечательных событий общественной жизни и комментарием к ним, доверительным изложением заветных мыслей и чувств; нередки в них языковые особенности, характеризующие личность автора, жанровые и стилистические эксперименты. Не новостью будет утверждать, что в истории русской мысли, духовного и литературного развития XIX в. эпистолярное искусство демонстрирует необычайный взлет.

Поэтому непременным сопровождением научного издания писем является справочный аппарат. Его задача – помочь глубокому пониманию и восприятию эпистолярных документов.

Обычно справочный аппарат включает предисловие или послесловие, комментарии, указатели. Их назначение: отразить состояние знаний в данной области, итожить эти знания – кратко, но исчерпывающе, ориентируясь на современный уровень науки. Справочный аппарат соответствует основным целям каждого типа издания: в академическом – расчет на читателя-специалиста; в массовом – адресованность начинающему читателю.

Важная часть справочного аппарата ‑ комментарий. В современной практике в зависимости от читательского назначения издания комментарий бывает: библиографический (текстологический, источниковедческий), историко-литературный, реальный, лингвистический.

В комментарии обязательно указывается источник текста. Главным источником текста письма принято считать его подлинник, отправленный автором адресату. Если подлинники утрачены, обращаются к другим источникам, менее авторитетным, но не потерявшим своей ценности: к копиям, черновым наброскам, печатным текстам. В каждом отдельном случае в комментариях указывается, по какому источнику публикуется письмо: по подлиннику, по черновику, по рукописной копии, по публикации. В связи с эпистолярными документами, начиная с конца XIX в., встречается понятие авторизованная машинопись.

Помимо писем, опубликованных в начале XX в. на Афоне и в 2001 г. в издательстве «Правило веры», исследователям и сегодня удается обнаруживать новые документы, преимущественно не введенные до сих пор в научный оборот – как рукописные подлинники в архивах Афона, Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, так и публикации в редких изданиях. Таких истинных находок уже несколько сотен. Это ощутимое добавление к основному корпусу Феофановских эпистолярных документов, который сегодня, вероятно, превышает границу в 2 тыс. документов.

Для сравнения. Подсчитано, что за свою долгую жизнь Л. Н. Толстой отправил разным корреспондентам более 10 тысяч писем и получил от них более 50 тысяч. И. С. Тургенев написал более шести тысяч писем, Ф. М. Достоевский – тысячу. Шесть тысяч писем отправил Чехов; ему адресовано десять тысяч.

Дошедшие до нас письма святителя Феофана в этом ряду не теряются. Тем ответственнее задача подготовки их научного издания: с выверенным по возможности текстом, с уточненной и доказанной датировкой, с обстоятельным, исторически точным научным комментарием.

 


[1] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. VIII. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. С. 76. Письмо № 1318.

[2] Там же. Вып. II. С. 202. Письмо № 331. Вып. VIII. С. 8. Письмо № 1225.

[3] Там же. Вып. VIII. С. 18. Письмо № 1239.

[4] АРПМ. Оп 24. Д. 41. № 4011. Л. 7–8.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика