ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь приглашает совершить паломнические поездки в Вышенскую пустынь.


Программа пребывания паломников

Суббота

  • 5.30 утренние молитвы, полунощница.
  • 7.00 молебен с акафистом. По окончании – часы, исповедь.
  • 8.00 начало Божественной Литургии.
  • 11.00 обед в паломнической трапезной монастыря.
  • 12.00 экскурсия по монастырю.
  • 13.00-13.30 посещение святого источника в честь иконы Божией Матери Казанской Вышенской (рядом с монастырем).

Подробнее...


Святитель Феофан.


Лобаев Павел, студент 1-го курса

Четверг, 21 Февраля 2019 12:42

Лобаев Павел,
студент 1-го курса Рязанской духовной семинарии

Особенности гомилетического наследия святителя Феофана
в период управления Тамбовской епархией

Из гомилетических наставлений святителя Феофана выделяется мысль, которую можно назвать его проповедническим кредо, раскрывающим основную идею христианской проповеди, которая должна привести в единство разрозненные силы души – ум, сердце и волю.

«Мало просветить ум слушателя раскрытием и объяснением ему истины, – говорил святитель Феофан. – Истины редкий не знает, по крайней мере, в общих чертах. Чего не достает в духе? Это большей частью сочувствия сей истине в сердце и готовности следовать ей в воле. На это должна быть преимущественно направлена проповедь. Главное ее дело при разъяснении истины согреть сердце теплотою, вытекающею из сей истины, и расположить волю к решимости покориться ей. Доведи ум до истины, проведи сию истину до сердца и привлеки к ней волю. Поучительность, теплая убедительность, влекущая и обязывающая сила суть три нераздельные свойства слова назидательного» [1].

Можно понять отношение святителя к проповедническому служению по словам: «Пастырская проповедь настолько необходима для людей, что не может быть заменена даже Словом Божиим. Ибо в Слове Божием содержатся общие указания для всех, а каждый человек, как индивидуум, может превратно понять и истолковать его, поэтому общие указания Священного Писания должен разъяснять ему живой опытный голос пастыря» [2]. Будучи на Тамбовской кафедре, святитель Феофан священников, долго не произносивших проповеди, штрафовалв пользу вдов и сирот духовного звания, а активных проповедников поощрял.

Святитель Феофан принадлежит к проповедникам нравственно-аскетического направления. Его проповедь характеризуется особым аскетическим способом толкования Священного Писания, непосредственной связью с духовным опытом проповедника и жизнью современного ему общества, ссылками на святых Отцов, доступностью изложения [3].

Большинство проповедей составлены святителем Феофаном по правилам эпидейктического красноречия, с его особой ритмической организацией. Чаще всего проповедник обращается к Посланиям святого апостола Павла, толкованию которых он посвятил большую часть своего духовного творчества. Также предметом большинства своих проповедей, сказанных на Литургии по воскресным и праздничным дням, святитель выбирает апостольское зачало дня или праздника.

Характерная черта проповеднического стиля святителя Феофана – умение воплотить в едином, стройном, логически связном тексте богатое разнообразие мыслей и чувств, которое вызывает празднуемое событие и связанные с ним богослужебные песнопения. С возведением в сан епископа и назначением на Тамбовскую кафедру начался новый, плодотворный период в проповеднической деятельности святителя Феофана. За сравнительно короткое время пребывания на Тамбовской кафедре (1859–1863) им было произнесено 109 проповедей, которые печатались вначале в «Тамбовских епархиальных ведомостях». Основным местом произнесения проповедей был Казанский мужской монастырь, где находился архиерейский дом. Святитель Феофан, как правило, произносил проповеди на Литургии, а на Всенощном бдении проповедовал священник из чреды преподавателей семинарии. Свои проповеди Святитель писал за один присест, а затем произносил их по конспекту.

В центре всего христианства стоит Крест Христов, от Которого лучами исходят вероучительные истины искупления и оправдания, заключающие в себе учение о спасении. О спасении падшего человека говорят все проповеди святителя Феофана. И это главное требование к любой христианской проповеди, начиная с апостольских времен. Если это требование не выполняется и слово проповедника не содержит учения о спасении, то его проповедь нельзя назвать христианской.

Любимые святителем мысли и образы он освещает в своих словах по-разному. Например, в проповеди, сказанной на Тамбовском кладбище, святитель обращает взор слушателей к иконе Воскресения Христова, на которой изображен Крест, ставший для ветхозаветный праведников «лествицею восхождения из ада в рай» [4]. По отношению к каждому из нас Голгофский Крест прообразует наш собственный крест, возводящий нас в горние обители. Проповедник, говоря о множестве крестов, на которых христиане сораспинаются Спасителю, останавливает внимание слушателей на трех. Первый крест – «горестное наше на земле сей пребывание, исполненное скорбей, лишений, неудовольствий, болезней и всякого рода бед»[5]. Чтобы этот, неизбежный для всех, крест оказался спасительным, нужно считать свое бедственное состояние заслуженным, признавать свою вину и «благодушно нести все скорбное»[6]. Второй крест – это «вся совокупность наших слабостей и недостатков – душевных и телесных», но более всего – «совокупность страстей и неправых чувств и расположений нашего сердца» [7]. Чтобы и этот крест обратить себе на пользу, необходимо «не поддаваться ни за что неправым влечениям сердца; поддавшись нечаянно, – каяться и снова установлять себя в бранное положение против страстей. Всякий отказ страстным требованиям, всякая победа над ними есть шаг – под крестом и приготовление к поступательному восхождению по кресту в рай»[8]. Третий образ креста – «неизбежный для нас труд и соединенные с ним тягота и терпение в исполнении лежащих на нас обязанностей»[9]. Человек любой профессии и звания, добросовестно выполняя свои обязанности, «будет приобретать силу и к загробному свободному восхождению по кресту на небо»[10]. Чуть позже, в Тамбовском Сухотинском женском монастыре на праздник Воздвижения (1860) образ трех крестов святитель переосмыслил  идею о трехсоставном кресте, части которого – нижняя, верхняя и поперечная – соответствуют трем обязательным монашеским добродетелям: самоотвержению, терпению и послушанию, каждая из которых имеет, в свою очередь, внутреннюю сторону – соответственно: веру, надежду и любовь. «Голгофа для сего креста – наше сердце, – учит Святитель, – воздвизается он или водружается ревностною решимостию жить по духу Христову, а слагается из разных сердечных расположений, главных и источных в христианском житии»[11].

Пример аскетической проповеди – толкование апостольского зачала 27-й Недели по Пятидесятнице (Еф. 6, 10–17). Проповедник останавливает внимание на словах: Облецытесявовся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским (Еф. 6, 11). Толкуя смысл этого оружия, святитель обращается к естеству человека, каждая из частей которого «подвержена нападению своих особых страстей, и должна быть вооружена своим особым оружием» [12]. Совокупность орудий против телесных страстей – телесные подвиги: «…тело надо взять в руки и обучать его благочестивой жизни. – Иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24)» [13]. В душе на первом месте, как учит святитель, стоит воображение с памятью – «магазин душевный с показывателем сокровищ его» [14]. Затем следуют рассудок, воля и вкус, подверженные каждый своим страстям. «Наконец, – выше души – дух – сила, обращенная к Богу и вещам небесным. – Враги здесь суть: Богозабвение, бесстрашие, равнодушие и нелюбовь к священному…». Совокупность всех орудий против страстей плоти, души и духа – это «молитва, хождение в церковь, всестороннее послушание, чтение слова Божия и святых отцов, трезвенное внимание себе, телесный труд, бдение, поклоны, уединение, хранение чувств, воздержание и пост» [15].

Педагогические наставления святителя Феофана наиболее полно высказаны в трех проповедях: первая произнесена в Тамбовском кадетском корпусе в день рождения императрицы Марии Александровны (27.07.1859), вторая – в Тамбовском Мариинском приюте во время освящения храма мч. Максимилиана (8.11.1859), а третья обращена к воспитанницам Тамбовского института в 40-й день после кончины Императрицы Александры Федоровны, их августейшей попечительницы (ноябрь 1860). Проповедник критикует гуманистический подход в воспитании, главным постулатом которого является принцип: развивай природу! «Как из семени, прозябшего и раскрывшегося выходит дерево или цвет, в своем роде совершенный; так выйдет и человек совершенным, если развить все сокрытое в естестве его» [16], – говорит проповедник словами апологетов западного гуманистического воспитания. При этом последние не учитывают, что само естество человека глубоко повреждено грехом. «Оттого там, где без разбора развивают все, что ни находят в человеке, вместе с сродным нам развивают и несродное, – возражает им святитель Феофан, – и в естестве нашем является много паразитов, которые нередко заглушают и иссушают естественные ветви». Исправить поврежденную человеческую природу одними естественными средствами невозможно, требуется сверхъестественная помощь. «И она готова, – учит святитель, – в Церкви Божией, в святых ее Таинствах и всех освятительных учреждениях. Божественная благодать, сообщаемая и возгреваемая ими, проникая внутрь нас, разделяет сродное нам от несродного и соединяет с первым, укрепляет его и оживляет, а отревая последнее, иссушает и истребляет его. Потому, кто растет под действием их, тот без особенных усилий со стороны родителей и воспитателей, кроме неизбежных предостережений, является, по вступлении на поприще деятельности, с чувствами и расположениями чисто человеческими (или – что то же – истинно-Христианскими), без примеси уродливых неестественностей, унижающих человечество» [17]. Подобное православное отношение к человеку, называемое по-русски человеколюбием, диаметрально противостоит господствующей в современном мире концепции прав человека и умножающимся день ото дня гуманистическим теориям воспитания.

Для нашего времени строгая, последовательная и ясная позиция святителя Феофана по многим вопросам общественной, политической, культурной и образовательной жизни может стать надежным якорем, удерживающим корабль российской государственности от опасного блуждания по стихиям мира сего. Если бы современники вышенского затворника прислушались к его мудрому, дышащему заботой и тревогой о своем отечестве и соотечественниках слову, то, может быть, мы с вами до сего дня молились о здравии и спасении Благочестивейшего Государя Императора. Но чего уж у нас никто и никогда не сможет отнять, так это нашего личного подвига в деле спасения своей души. И здесь огромное значение могут иметь для нас наставления святителя Феофана, Затворника Вышенского, – его проповеди и письма, в которых собран весь опыт святых Отцов, живших до него, опыт, почти забытый и утраченный современным человеком, но драгоценный и незаменимый. И не просто собран, но просолен личным аскетическим подвигом святителя, от чего слово его звучит со властию. И эту власть святительского слова, я думаю, испытали все, сидящие в этом зале. Мощь этого слова «не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы» (1 Кор. 2, 4).

 


[1] <Феофан Затворник> Как составить проповедь? // Прибавление к ТЕВ. № 8. 15 октября 1862. С. 306.

[2] Феофан, еп. Мысли на каждый день года. М., 1890. С. 319.

[3] См.: Павлов А., иер. Епископ Феофан Затворник – представитель аскетической проповеди в России. Загорск, 1968–1969 (машинопись). С. 3.

[4]Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. СПб., 1861. С. 47.

[5] Там же. С. 48.

[6] Там же. С. 49.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Там же. С. 50.

[11] Там же. С.263.

[12] Там же. С.103.

[13] Там же. С.104.

[14] Там же.

[15] Там же. С.105.

[16] Там же. С. 24.

[17] Там же. С. 25.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика