ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Вы находитесь здесь:Главная»Информация»События 2018 года»В Вышенской обители почтили память священномученика Игнатия, епископа Скопинского

В Вышенской обители почтили память священномученика Игнатия, епископа Скопинского

Воскресенье, 11 Февраля 2018 01:54

9 февраля в Успенском Вышенском монастыре отмечалась памятная дата со дня кончины священномученика Игнатия (Садковского), епископа Скопинского. 80 лет прошло с тех пор как преставился ко Господу исповедник православной веры. Накануне, 8 февраля в Успенском храме обители служились вечерня и утреня с полиелеем. Богослужение совершали клирики монастыря – игумен Пимен (Баханов) и иерей Иоанн Крючков. Почтил память святого вместе с насельницами Вышенской обители протоиерей Георгий Глазунов, настоятель храма прп. Сергия Радонежского в селе Эммануиловка.

На Литургии, после запричастного стиха, все присутствовавшие познакомились с житием епископа Игнатия. В конце службы святому пропели тропарь, кондак и величание:

Велича́ем тя, / священному́чениче Игнатие, / и чтим честна́я страда́ния твоя́, / я́же за Христа́ / во утвержде́ние на Руси́ Правосла́вия // претерпе́л еси́.

 ЖИТИЕ священномученика Игнатия Скопинского

Священномученик Игнатий, епископ Скопинский, викарий Рязанской епархии (в миру Сергей Сергеевич Садковский) родился 21 октября 1887 года в г. Москве в семье священнослужителя. Отец его, протоиерей Сергий Максимович Садковский, служил в Петропавловской церкви на Новобасманной, а затем в церкви Святой Софии на Лубянке. В 1901 году Сергий Садковский окончил духовное училище при Заиконоспасском монастыре в г. Москве. По окончании училища он поступил в Московскую Духовную семинарию, которую закончил в 1907 году, и в этом же году поступил в Московскую Духовную академию. Обучаясь в Академии, 11 декабря 1910 года пострижен в монашество с именем Игнатий, в честь священномученика Игнатия Богоносца, епископа Антиохийского. 23 января 1911 года монах Игнатий был рукоположен во иеродиакона. Выбор его монашеского имени был не случаен. Он глубоко изучил духовное наследие и благоговейно почитал память святителя Игнатия (Брянчанинова), который в монашестве тоже носил имя в честь священномученика Игнатия Богоносца. Также неслучайно, что по окончании в 1911 году Московской Духовной академии, иеродиакон Игнатий (Садковский) на соискание степени кандидата богословия представляет работу «Преосвященный Игнатий (Брянчанинов) и его аскетические воззрения», которую он успешно защищает и 26 июня 1911 года получает степень кандидата. Впоследствии он стал автором еще нескольких статей о жизни и творениях святителя Игнатия (Брянчанинова).

31 июля 1911 года иеродиакон Игнатий был рукоположен во иеромонаха и с 7 августа того же года назначен преподавателем Томской Духовной семинарии. Но в Томске он пробыл недолго и 5 ноября 1911 года был переведен в Московскую Духовную академию на должность помощника библиотекаря, где и пребывал до 1918 года.

Страна все больше и больше погружалась во мрак смуты и безверия под лозунгами всемирного светлого будущего. В сложившихся обстоятельствах, тому, кто от юности носил в сердце своем Бога и принял в земной жизни ангельский чин, приличнее всего было усилить подвиги в монашеском делании. Согласно прошению, поданному иеромонахом Игнатием, 1 января 1918 года, он уволился из МДА и определился насельником Смоленской Зосимовой пустыни во Владимирской губернии. В монастыре он прошел школу высокой духовной жизни, пребывая в послушании у зосимовского старца иеросхимонаха Алексия (Соловьева). Старец утвердил в ученике многие монашеские добродетели: откровение помыслов, послушание с полным отсечением своей воли, непрестанное творение Иисусовой молитвы и др. Старец-затворник иеросхимонах Алексий (Соловьев) был по избранию от монашества членом Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг. Он вынул жребий на Патриаршество митрополиту Московскому и Коломенскому Тихону (Белавину). Видя высоту духовного совершенствования иеромонаха Игнатия, старец Алексий благословил ему быть, по просьбе наместника, духовником братии Московского Свято-Данилова монастыря.

5 апреля 1920 года он был хиротонисан во епископа Белевского, викария Тульской епархии. По наветам недоброжелателей и ввиду усилившихся гонений на Православную Церковь, 2 января 1923 года был арестован и осужден на три года заключения в концлагерь. С 1923 по 1926 год он находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения, где в то время находились многие невинно осужденные архипастыри и клирики, будущие новомученики Русской Православной Церкви. Еще, будучи помощником библиотекаря МДА, епископ Игнатий был в теплых дружеских отношениях с тогдашним инспектором Академии архимандритом Иларионом (Троицким). В 1920 году архимандрит Иларион также был возведен на высшую ступень пастырского служения, хиротонисан во епископа Верейского. И вот, в 1923 году, бывшие сподвижники по академическому послушанию, теперь уже оба епископы, встретились в заключении на Соловках, где началось их восхождение на свою Голгофу. Святой священномученик Иларион (Троицкий) писал в те времена: «Горела Церковь в пламени мучений кровавых гонений, но в то же время лишь росла и крепла, - разве нужно еще более ясного знамения того, что неотлучно в ней пребывает Своими благодатными силами Господь Бог».

В июле 1926 года они принимали непосредственное участие в составлении «Соловецкого послания» - обращения православных епископов из Соловков к правительству СССР. В декабре 1926 года епископ Игнатий отбыл срок заключения. После освобождения, по некоторым данным, пребывал в одном из северных монастырей в течение трех лет, а когда вернулся в Тульскую область, был вновь арестован в г. Белеве 26 декабря 1929 года и особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР 3 февраля 1930 года осужден на три года концлагеря. В этот раз епископа Игнатия сослали в Северный край в г. Котлас, где он пребывал в Кемском лагере до 9 сентября 1932 года.

В протоколе допроса от 4 февраля 1936 года читаем: «По окончании наказания – в начале 1933 года я приехал в город Москву и явился в Патриархию за назначением, и через несколько дней получил назначение от митрополита Сергия Страгородского поехать в город Скопин на должность викарного епископа Рязанской епархии. Получив это назначение, я выехал к месту своего служения в город Скопин, где проживал и служил епископом до настоящего времени».

Назначение это состоялось 3 февраля 1933 года. Правящим архиереем Рязанской епархии тогда был священномученик Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий, который с радостью встретил нового викария. С ним он был знаком еще с дореволюционных лет. Владыка Игнатий уже был его викарием в бытность его епископом Тульским. Вместе они были и в Соловецком лагере.

По прибытии на Скопинскую кафедру епископ Игнатий поселился у супругов Синельниковых по адресу 1-я Новая улица, дом 9. Келейницей его в то время была монахиня Ирина (Комарова) из города Белева Тульской области, где когда-то епископ Игнатий был викарием. После первого осуждения, в 1923 году, он оставил у нее на хранение свое архиерейское облачение, которое теперь она, по просьбе епископа, привезла в Скопин и, по его же просьбе, осталась здесь на послушание. В эти же годы к епископу Игнатию в Скопин устремляются многие священники и монахи, вернувшиеся из заключения и из ссылок. Он сам, дважды прошедший все ужасы концлагерей, старался не только утешить их, но и, по возможности, определить на приходское служение. Так, он принял и назначил на приходы возвратившихся из ссылок и концлагерей священников Иоанна Кормилина, Николая Никандрова, Николая Петрова, иеромонаха Макария (Кобякова) и др.

13 августа 1933 года священномученик Игнатий участвовал в хиротонии своего младшего брата архимандрита Георгия во епископа Камышинского, викария Саратовской епархии. До этого архимандрит Георгий служил в Благовещенском храме г. Касимова. Владыка Георгий трижды арестовывался и был судим. Первый раз отбывал срок с 1925 по 1928 год вместе с братом священномучеником Игнатием в Соловецком лагере особого назначения. 10 июля 1947 года епископ Георгий был назначен епископом Порховским, викарием Псковской епархии. Это было последнее место его архиерейского служения. 4 мая 1948 года он скончался на покое в Псково-Печерском монастыре.

После волны репрессий в отношении духовенства у новой власти появился один из веских доводов для закрытия приходских храмов – отсутствие священника. Архиепископ Иувеналий и его викарий епископ Игнатий восполняли это тем, что сразу же старались направить возвращавшихся пастырей на приходы, что, естественно, благотворно сказывалось на состоянии Церкви в Рязанской епархии. Скопинский владыка старался сохранить оставшееся священство и тем, что рекомендовал даже в случае закрытия храма не вступать настоятелю в противостояние властям.

22 января 1936 года в Рязани был арестован архиепископ Рязанский и Шацкий Иувеналий, а через неделю, 30 января, арестован епископ Скопинский Игнатий и заключен в Скопинскую тюрьму.

Из протокола допроса Владыки Игнатия:

« - Давно ли Вы знакомы с архиепископом Иувеналием?

- Я знаю его с дореволюционного времени... С 1920 по 1922 год я был викарным епископом в Белеве и находился в непосредственном его подчинении, управлявшего в то время Тульской епархией. В 1923 году органами ОГПУ я был арестован и направлен для отбытия заключения в Соловецкий концлагерь, куда в скором времени прибыл и епископ Иувеналий, также для отбытия наказания… в Соловках я неоднократно его встречал. В 1926 году, по окончании срока, я выехал из Соловков в Москву, а епископ Иувеналий остался там, и снова я его встретил в Рязани. Находясь в непосредственном у него подчинении, я четыре раза ездил к нему в Рязань с докладами по епархии.

- Какие контрреволюционные разговоры проводили вы с Иувеналием Масловским на его квартире?

- Это ложь… в беседах с архиепископом Иувеналием я никогда никаких контрреволюционных разговоров не вел.

- Ваши политические взгляды и отношение к советской власти?

- К советской власти я отношусь лояльно, но как верующий не могу сочувствовать мероприятиям в вопросе отношения ее к Православной Церкви, в частности, к насильственному закрытию и ликвидации монастырей, закрытию и разрушению храмов, хотя и считаю это Волей Божией за грехи верующих, которые достойны этого.

- Что Вы преследовали объединением вокруг себя возвратившихся из ссылки контрреволюционно настроенных попов и монахов?

- Никакого объединения возвращавшихся из ссылки священников и монахов у меня не было. Отказывать им в назначении, как и всем прочим, я не имел права, потому что означенные лица имели для сего на руках, как полагающиеся гражданские, так и епархиальные документы.

- Признаете ли Вы себя виновным в предъявленных Вам обвинениях по ст. 58, пп. 10, 11 УК?

- В предъявленных обвинениях виновным себя не признаю».

2 марта 1936 года между епископом Игнатием и архиепископом Рязанским и Шацким Иувеналием была проведена очная ставка.

Вопрос архиепископу Иувеналию:

«- Каковы взаимоотношения у вас с епископом Игнатием Садковским?

- Епископ Игнатий был моим викарием. Взаимоотношения между нами дружеские.

Вопрос епископу Игнатию:

- Подтверждаете ли Вы показания Масловского о ваших взаимоотношениях?

- Показания подтверждаю. Взаимоотношения между нами были нормальные. Я считаю архиепископа Иувеналия своим духовным отцом и наставником.

Вопрос архиепископу Иувеналию:

- Изложите содержание контрреволюционных разговоров, проводимых Садковским при встречах с Вами?

- Епископ Игнатий Садковский при встречах со мной контрреволюционных разговоров не вел. Приезжая ко мне, он говорил, что идет массовое закрытие церквей». В сельской местности Скопинской епархии большое количество церквей закрывали под склады хлеба.

Вопрос архиепископу Иувеналию:

«- Что говорил Вам епископ Садковский о будущем Православной Церкви в СССР?

- Он ставил вопрос, как быть, если все церкви будут закрыты. На это я отвечал, что об этом преждевременно говорить – хоть одну или две церкви нам оставят.

Вопрос епископу Игнатию:

- Подтверждаете ли Вы показания Масловского?

- Показания подтверждаю, но я касался только церквей, которые находятся в Скопине».

Так и случилось: в Рязани осталась служить всего одна церковь.

В обвинительном заключении епископу Игнатию вменялось в вину то, «что в Скопинском районе Московской области существует контрреволюционная группировка духовенства и церковников, во главе с епископом Игнатием Садковским. Большинство участников группировки – попы и монахи, за свою к/р деятельность подвергались репрессиям – ссылке и заключению в ИТЛ, которые по отбытии наказания приезжали в Скопинский район и епископом Игнатием Садковским определены на приходы. Будучи к/р настроенными, все участники группировки проводили среди населения систематическую антисоветскую агитацию, распространяли всевозможные к/р слухи, привлекали к церкви молодежь, которую обрабатывали в антисоветском духе, втягивая их в тайное монашество».

В протоколе допроса от 14 февраля 1936 года есть строки, характеризующие епископа Игнатия как твердого и стойкого, несломленного тюрьмами исповедника веры и убежденного борца против гонений на Церковь: «К советской власти я отношусь лояльно, но как верующий не могу сочувствовать мероприятиям в вопросе отношения ее к Православной Церкви, в частности, к насильственному закрытию и ликвидации монастырей, закрытию и разрушению храмов, хотя и считаю это Волей Божией за грехи верующих, которые достойны этого». 

В конце следствия был задан последний, традиционный и юридически необходимый вопрос, признает ли он себя виновным. Епископ Игнатий отвечал: « В предъявленном мне обвинении по ст. 58 пп. 10 и 11 Уголовного Кодекса виновным себя не признаю». Несмотря на это и на очевидную неубедительность обвинений, епископ Скопинский Игнатий 3 февраля 1936 года был из Скопинской тюрьмы переведен в Московскую Бутырскую тюрьму, а 16 марта 1936 года Особым Совещанием при НКВД СССР осужден на пять лет ссылки в Северный край. Через неделю, 23 марта, он был отправлен по этапу в г. Архангельск в распоряжение УНКВД по Севкраю. В ссылке  епископ Игнатий жил на Кегострове г. Архангельска. 3 августа 1937 года вновь был арестован как «участник к/р группы церковников» и постановлением «тройки» УНКВД осужден на десять лет концлагеря.

9 февраля 1938 года в Кулой-лаге священномученик и исповедник Игнатий (Садковский), епископ Скопинский, викарий Рязанской епархии, скончался в заключении.

На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 июля 2002 года епископ Скопинский Игнатий (Садковский) прославлен как священномученик.

Тропарь, глас 5

Скопинския земли украшение, / Игнатие воине Христов, / Его-же мужественно исповедал еси пред неверными, / за веру православную живот свой положи, / священномучениче Игнатие, / молися за ны ко Господу, / да Церковь Русскую в мире сохранит / и спасет души наша.

По материалам издания «Были верны до смерти. Книга памяти новомучеников и исповедников Рязанских ХХ века» Рязань 2002 г.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика