ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Вы находитесь здесь:Главная»Информация»События 2017 года»На сайте БОГОСЛОВ.RU опубликовано продолжение статьи митрополита Калужского и Боровского Климента «Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской духовной миссии (1847–1853)»

На сайте БОГОСЛОВ.RU опубликовано продолжение статьи митрополита Калужского и Боровского Климента «Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской духовной миссии (1847–1853)»

Среда, 18 Октября 2017 18:00

Помимо изучения аскетических творений во время пребывания на Святой Земле будущий святитель нес священническое служение, а также совершал таинства, в которых нуждались приезжавшие православные паломники.

В мемуарах архимандрита Порфирия неоднократно упоминаются богослужения, которые совершал иеромонах Феофан один или соборно с главой миссии и греческим духовенством. Так, 1 августа 1848 года иеромонах Феофан служил воскресную Литургию в Иерусалимском монастыре святой Екатерины «для русских черноризцев»[1], то есть монашествующих. В том же году 8 ноября, в престольный праздник — собор Архистратига Михаила — в Архангельском монастыре Иерусалима прошло соборное служение Божественной литургии, в котором приняли участие «Блаженнейший владыка [Патриарх Иерусалимский Кирилл], его наместник Мелетий, Газский архиепископ Филимон, архимандрит Порфирий, архимандрит Георгиевского монастыря Анания, иеромонах Феофан и арабский священник Михаил»[2].

По воспоминаниям А.Н. Муравьева, посетившего Палестину зимой 1849—1850 года, духовенство Русской миссии принимало его в Иерусалиме в своей резиденции — «обители Архангелов»[3], неоднократно служило в храме Воскресения, на Святом Гробе и на Голгофе[4], сопровождало в Вифлеем, где он имел ранее недоступную ему возможность «слушать Литургию славянскую в вертепе Рождества»[5]. Описывая поездку в Горнюю, «где с евангельской простотой впервые раскрылась миру тайна воплощения», Муравьев упоминает о том, как «русская братия воспела вдохновенную песнь, некогда здесь произнесенную устами Честнейшей Херувим»[6].

Вместе с игуменом монастыря Саввы Освященного члены миссии сопутствовали А.Н. Муравьеву и в его путешествии к реке Иордан, где под открытым небом была отслужена Божественная литургия и великое освящение воды. Для этого игумен Саввинского монастыря «старец Иоасаф с иеромонахом русским Феофаном соорудили престол из принесенных столбцов и древесных ветвей, срубленных на месте; покрыв его зеленью трав, одели парчовой одеждой и положили сверху антиминс, данный им от наместника патриаршего, крест и Евангелие, с иконой Богоявления Господня»[7]. Во время этой торжественной службы берега Иордана «впервые огласились нашими родными напевами»[8], — писал Муравьев святителю Филарету, митрополиту Московскому.

Принимая во внимание ряд свидетельств, можно признать, что во время пребывания иеромонаха Феофана в составе Духовной миссии служение русского духовенства в Иерусалиме не было легким. Особенно напряженным в богослужебном году было время Великого поста, когда существенно возрастало число паломников, а богослужение в храме по иерусалимскому чину продолжалось «от 7 до 10 часов в сутки и более»[9]. По этой причине еще в 1849 году в переписке российских дипломатов признавалось полезным и даже необходимым увеличение состава Русской миссии в Иерусалиме. В частности предлагалось, «чтобы в сотрудники к духовным лицам, оную составляющим, был назначен иеромонах из одного из общежительных наших монастырей… собственно для отправления духовных треб в пособие архимандрита и иеромонаха»[10]. Это же мнение выразил и глава миссии в «Записке о русских поклонниках», которую он представил генеральному консулу К.М. Базили[11].

Действительно, в те годы в Иерусалиме постоянно находились всего два русских священника (архимандрит Порфирий и иеромонах Феофан), а число паломников из России доходило до 450 человек в год. Для проживания русских богомольцев в Святом Граде Иерусалимская Патриархия предоставила два монастыря[12]: Феодоровский (в честь святых Феодора Тирона и Феодора Стратилата) и Екатерининский (святой великомученицы Екатерины). В XIX веке это были не монашеские обители, а бюджетные гостиницы для проживания странников, путешествующих по святым местам[13].

В начале Великого поста 1852 года будущий святитель сообщал: «У нас столько собралось теперь русских поклонников, что некуда ставить. Уже помещают в Георгиевском»[14], имея в виду еще один монастырь-странноприимницу, расположенный на одной улице с Архангельским монастырем, служившим резиденцией для миссии. В этом году до праздника Пасхи архимандрит Порфирий отсутствовал в Иерусалиме по состоянию здоровья. Также тяжелая болезнь вынудила покинуть миссию одного из студентов. Так что иеромонах Феофан был вынужден совершать все постовые службы с одним послушником. По его сообщению, к совершению богослужений первой седмицы приходилось привлекать паломников «полурусских», то есть из других славянских народов.

При этом миссия не только не имела собственного помещения, но и достаточно богослужебной утвари и облачений. «Нам служить не в чем, — писал иеромонах Феофан в 1851 году. — В последней русской деревне служат в лучших ризах, нежели члены Иерусалимской Миссии великого государства Российского в Святом Граде Иерусалиме»[15]. Только в конце февраля 1852 года из Святейшего Синода в миссию были доставлены девять ящиков с выносными иконами, серебряной утварью, материей для шитья облачений и другими церковными вещами[16].

Но это не мешало иеромонаху Феофану помогать еще более неимущим и проявлять деятельную заботу о местных православных приходах и монастырях, которые остро нуждались в богослужебных книгах, иконах, церковной утвари, облачениях. Движимый состраданием, он написал для некоторых из них иконы, предварительно пройдя курс обучения иконописи масляными красками у местных арабов. В 1849 году он, по свидетельству начальника миссии, обнаруживая свое «природное дарование», уже «превзошел своих учителей»[17], а на следующий год «хорошо написал весьма большую икону Распятия Христова для Архангельского монастыря и образ Саввы Освященного в человеческий рост для обители сего угодника Божия»[18].

Примечателен случай, описанный архимандритом Порфирием. Вспомнив, что во время посещения селения Эйн Арик в 1844 году он отметил отсутствие икон в местном храме, глава миссии предложил «о[тцу] Феофану, обучившемуся церковной живописи, съездить туда и по размеру иконостаса написать местные образа. Добродушный, благочестивый и ревностный к благу ближнего, он с радостью принял мое предложение, — писал архимандрит Порфирий, — и тотчас отправился в помянутое село с переводчиком Фадлаллою[19]. К вечеру он воротился домой. Оказалось, что тамошняя церковь уже украшена ликами святыми. Однако о[тец] Феофан обещался поселянам написать иконы Спасителя и Пречистой Его Матери на престол»[20].

О своем намерении «ездить по христианским деревням с целью писать в их церкви иконы»[21], будущий святитель упоминал в письме А.Н. Муравьеву от 9 апреля 1851 года. Это деятельное участие в помощи нуждающимся церковным общинам, некоторые из которых находились «в самом крайне жалком положении»[22], ободрило дух православных верующих и породило надежды о том, «что вскоре по всему нашему [Иерусалимскому] патриархату будут устроены или оправлены, как следует, церкви, снабжены книгами, утварью и одеждами»[23].

Исполняя свое намерение, в 1851 году будущий святитель «написал распятие для Екатерининской обители, в которой пребывают русские поклонницы»[24]. В начале 1852 года иеромонах Феофан сообщал главе миссии об обучении живописи у опытного художника из паломников[25]. В этом же году он завершил поправку 26 икон (годом ранее написанных по его заказу местными иконописцами), которые были отправлены в православный храм в Назарете[26].

Еще одним занятием, которое было установлено главой миссии для всех ее членов, было изучение иностранных языков: как восточных, так и западных. В «Отчете об ученых занятиях Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1849 год» архимандрит Порфирий высказал пожелание, чтобы научной работой в миссии занимались знатоки языков всех дохалкидонских христианских церквей Востока: армянского, халдейского, сирийского, арабского, персидского, коптского, эфиопского и аксумитского, который используется в эфиопских церковных текстах. Докладывая о начале обучения членов миссии арабскому, греческому и нескольким европейским языкам, как в непосредственном общении, так и у наемных учителей, глава миссии, предвкушая осуществления своих планов, заключал: «Дай Бог, чтобы наша Миссия в Иерусалиме была живая Пятидесятница»[27].

Как его ближайший помощник иеромонах Феофан с первых месяцев пребывания за границей приступил к исполнению поставленных главой миссии задач. В отчете от 1 июля 1848 года архимандрит Порфирий сообщал, что иеромонах Феофан «прилежно занимался изучением новогреческого языка, как книжного, так и разговорного, и навык читать и понимать тот и другой язык довольно свободно, но вести разговор еще не в состоянии. Кроме сего он начал учиться по-французски»[28].

Впоследствии будущий святитель обучался разговорному греческому у проживавшего с 1849 года при миссии иеродиакона Мелхиседека (Попова), который по приглашению архимандрита Порфирия прибыл в Иерусалим с Афона. Примерно в это же время он начал учить арабский язык при содействии переводчика миссии Фадлаллы Сарруфа. Только в последний, шестой год пребывания на Святой Земле иеромонах Феофан оставил изучение арабского языка, потому что другой член миссии настолько овладел этим языком, что смог читать и переводить арабские тексты[29].

Кроме того в 1849 году будущий святитель брал уроки французского, итальянского и немецкого, практиковался в работе над переводами с европейских языков[30]. Знание языков членам Русской миссии на Святой Земле было необходимо не только для проведения научной работы, но и для осуществления дипломатических задач. Это следует из донесения русского генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме, в котором отмечалось, что «если основной целью сего учреждения должно полагать славу Российской Церкви в стране, где сходится духовенство всех народов, и вящее сближение духовенства нашего с восточными нашими единоверцами, то Миссия наша открыла под самыми счастливыми знамениями свой духовный подвиг», в частности «по внешним своим отношениям к греческому духовенству, к туземцам разных исповеданий, к агентам европейских держав и к иностранному духовенству, пребывающему в Иерусалиме»[31].

Стоит отметить, что контакты с православным греческим духовенством носили как официальный, так и неофициальный характер, а общение с носителями других языков и религиозных убеждений было преимущественно неформальным. Архимандрит Порфирий писал, что «не редко разделяли с нами трапезу греки, арабы, сириане, копты, англичане»[32].

На Святой Земле иеромонаху Феофану приходилось общаться не только с членами древневосточных православных церквей: Коптской, Армянской, Сирийской, но с представителями инославных христианских конфессий: католиками, протестантами (лютеранами, англиканами и др.). Имея с ними общение, иеромонах Феофан много узнавал о характере их учения, сильных и слабых сторонах их богословских позиций, их методах полемики с православием. Благодаря этим знаниям он мог помогать тем местным православным, кто подвергался давлению или прозелитизму со стороны представителей иных конфессий.

В январе 1850 года архимандрит Порфирий ходатайствовал о награждении иеромонаха Феофана золотым кабинетным наперсным крестом «за похвальное рвение в занятиях»[33]. Пройдя через положенные инстанции: посольство, Министерство иностранных дел, Святейший Синод, Кабинет императора, — этот вопрос был решен положительно[34]. В мае 1851 года глава миссии был уведомлен, что наградной крест иеромонаху Феофану доставит фрейлина императрицы вдова генерал-адъютанта Мария Павловна Кавелина, которая направлялась в паломничество в Иерусалим[35]. Кабинетный крест был торжественно вручен иеромонаху Феофану 21 мая 1851 года.

Из-за напряженной работы в условиях непривычного климата у иеромонаха Феофана ухудшилось здоровье. Об этом, в частности, упоминал К.М. Базили в своем донесении от 13 апреля 1849 года о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме[36]. Другие члены миссии также страдали от различных заболеваний, причиной которых были тяжелые бытовые условия: «Духота от извести и спертого воздуха и сырость повредили здоровье архимандрита и иеромонаха и производили лихорадки в студентах», — сообщалось в донесении в столицу[37].

О проблемах со здоровьем членов миссии писал в отчете в 1850 году и архимандрит Порфирий. При этом он высказывал намерение отправиться в Египет и на Синай, чтобы там пройти лечение и посетить христианские монастыри Фиваиды. Перед поездкой в Египет верный себе ученый глава миссии основной целью путешествия поставил занятие «исключительно арабским языком»[38].

В Египет члены Русской духовной миссии отправились из Иерусалима 18 марта 1850 года. Первым местом их остановки была Александрия, где помимо совершения богослужений они занимались изучением истории и описанием монастыря святого Саввы[39]. Затем в Каире они исследовали древние рукописи в библиотеках православной Патриархии и Джуванийского подворья Синайского монастыря[40], а также осмотрели церковные памятники, в частности, Георгиевский монастырь[41].

В Каире члены миссии посетили коптского патриарха Петра для получения поручительных писем к настоятелям монастырей преподобного Антония Великого и преподобного Павла Фивейского[42]. По возвращении из Фиваиды в Каир ученые паломники направились на Синай, где посетили монастырь Святой Екатерины, а оттуда — в Иерусалим, куда прибыли 17 августа 1850 года[43].

Во время работы в библиотеке Синайского монастыря архимандрит Порфирий просматривал греческие рукописи с буквы α до ι, а иеромонах Феофан — с ι до ω[44]. Среди синайских рукописей они исследовали библейский манускрипт IV века — Синайский кодекс. Он был выявлен несколькими годами раньше немецким ученым Константином фон Тишендорфом. Но он обнаружил только часть Кодекса, в то время как члены миссии смогли познакомиться и с теми листами, которые немецкий ученый не обнаружил. В 1859 году Тишендорф, находившийся в это время под покровительством императора Александра II, привез манускрипт (347 листов) в Санкт-Петербург, и в 1862 году он был издан в 4 томах.

Результатом работы иеромонаха Феофана в монастырской библиотеке на Синае стал его перевод с греческого языка, озаглавленный «Сборник аскетических творений. Выписки из синайских рукописей»[45]. Тексты из этого сборника можно найти в Приложениях к «Письмам о христианской жизни»[46].

Кроме того, в Синайском монастыре иеромонах Феофан нашел и скопировал недостающие 18 слов «Пандекта инока Антиоха», основную часть которого он копировал ранее в Лавре Саввы Освященного, и еще одно письмо, которое дополняло его предыдущие находки в библиотеках Иерусалима.

Вернувшись из поездки в Египет, святитель Феофан смог, наконец, приступить к переводу собранных рукописей. В 1850 году он окончил перевод «Сборника аскетических писаний, извлеченных из патериков обители Саввы Освященного, что близ Иерусалима»[47]. В 1851 году он перевел «Митерик» — собрание наставлений аввы Исайи инокине Феодоре, которое в 1853—1859 годах было опубликовано в журнале «Воскресное чтение»[48].

Также в 1851 году святитель Феофан завершил составление Патерика, в котором он объединил греческие рукописи Лавры преподобного Саввы Освященного, подворья синайского монастыря Святой Екатерины в Джувании, библиотеки Иерусалимской Патриархии и греческий Герондикон. Данный перевод под названием «Наставления святых отцов о том, как достигать совершенства в христианском житии» начал печататься в журнале «Тамбовские епархиальные ведомости» во время управления святителем Тамбовской епархией. Автограф этого перевода был выявлен на Афоне[49]. К работе над сборником святоотеческих наставлений иеромонах Феофан возвращался и в последующие годы своего пребывания на Святой Земле. Так, в 1852 году он сообщал о своих планах дополнить его монастырскими уставами — как общежительных, так и отшельнических обителей — «из памятников, дошедших до нас чрез Палладия, Кассиана, Иеронима и других»[50].

После окончания работы над переводами поучений древних подвижников иеромонах Феофан планировал посетить Афон, чтобы «собрать все, что есть там аскетического»[51], считая, что на этом цель его пребывания на Ближнем Востоке будет достигнута. Однако его планы не осуществились.

Продолжение следует.

 


[1] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего. Дневники и автобиографические записки епископа Порфирия Успенского. Ч. III. СПб., 1896. С. 316.

[2] Там же. С. 360.

[3] Муравьев А.Н. Письма с Востока в 1849—50 годах. Ч. II. Спб., 1851. С. 88.

[4] См. Там же С. 268—271, 292.

[5] Там же. С. 179.

[6] Там же. С. 273.

[7] Там же. С. 205.

[8] Там же. С. 205.

[9] Копия с донесения генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В. П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 161. II–9. Оп. 46. Д. 20. Ч. 2. Л. 10; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 742. Л. 99об.; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 197.

[10] Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 161. II–9. Оп. 46. Д. 20. Ч. 2. Л. 10; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В. П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 742. Л. 99об.; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 197. См. также Письмо русского посланника в Константинополе В. П. Титова к Я.А. Дашкову // АВПРИ. Ф. 161. II–9. Оп. 46. Д. 20. Ч. 2. Л. 1—3.

[11] Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι. — СПб., 1910. С. 324—325.

[12] См. Марк (Головков), игумен. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме // Богословские труды. Сб. 35. М., Изд. Моск. Патр., 1999. С. 32.

[13] См. Леонид (Кавелин), архимандрит. Старый Иерусалим и его окрестности. Из записок инока-паломника. М. 2008. С. 141—142.

[14] См. Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к архимандриту Порфирию (Успенскому) от 12 февраля 1852 г. // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1. Ед. хр. 41. Л. 139—139об.

[15] Письмо архим. Феофана (Говорова) к А.Н. Муравьеву от 9 апреля 1851 г. // НИОР РГБ. Ф. 188. К. 10. Ед. хр. 7. Л. 2.

[16] См. Сопроводительное письмо о посылке с утварью к иеромонаху Феофану (Говорову) // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 3609. Л. 30; Письмо архимандрита Порфирия (Успенского) к иеромонаху Феофану (Говорову) // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1, № 41. Л. 146—147 об.; Письмо к иеромонаху Феофану (Говорову) // АВПРИ. Ф. 208. Оп. 819. Д. 14. Л. 61—62; Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к В.П. Титову // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 3610. Л. 9; Письмо К.М. Базили к В.П. Титову // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 745. Л. 80—81; Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к К.М. Базили от 27 февраля 1852 г. // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1. Ед. хр. 46. Л. 74 об.—75; Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к К.М. Базили от 27 февраля 1852 г. // АВПРИ. Ф. 208. Оп. 819. Д. 13. Л. 133.

[17] Отчет об ученых занятиях членов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1849 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 244об.—245, 340; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 485.

[18] Отчет об ученых занятиях членов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1850 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 582—583об.; Безобразов П. В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 490.

[19] Сарруф Фадлалла Иванович (1826—1902/1903) — православный араб, уроженец Дамаска, с 1848 года состоял на службе в Русской духовной миссии в Иерусалиме; в 1854 году вместе с ее членами выехал в Россию и принял русское подданство, по окончании Крымской войны был драгоманом при Русской духовной миссии, для которой он приобрел земельные участки и недвижимость на Ближнем Востоке; впоследствии читал лекции по арабскому языку в Санкт-Петербургском университете.

[20] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 71.

[21] Письмо архим. Феофана (Говорова) к А.Н. Муравьеву от 9 апреля 1851 г. // НИОР РГБ. Ф. 188. К. 10. Ед. хр. 7. Л. 2об.

[22] Там же.

[23] Там же. Л. 2—2об.

[24] Отчет об ученых занятиях Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1851 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 586.; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 684. Свидетельство об этом самого иеромонаха Феофана см. Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к архимандриту Порфирию (Успенскому) от 7 ноября 1851 г. // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1. Ед. хр. 41. Л. 132об.

[25] См. Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к архимандриту Порфирию (Успенскому) от 29 января 1852 г. // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1. Ед. хр. 41. Л. 136, 139.

[26] Отчет об ученых занятиях Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1852 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 626—627об.; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. 1... С. 687.

[27] Отчет об ученых занятиях членов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1849 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 340; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι… С. 488.

[28] Отчет об ученых занятиях членов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1848 г. // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. I. Ед. хр. 3606. Л. 6; Отчет об ученых занятиях членов Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1848 г. // РГИА. Ф. 797. Оп. 11. Ед. хр. 28809-б. Л. 137об.—138.

[29] См. Отчет об ученых и художественных занятиях Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1853 г. // АВПРИ. Ф. 161. II-9. Оп. 46. 1847 г. Д. 19. Ч. 2. Л. 30—30об.

[30] См. Отчет об ученых занятиях Русской духовной миссии в Иерусалиме за 1849 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 244об.—245, 340; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 481―488.

[31] Донесение К.М. Базили В.П. Титову от 13 апреля 1849 г. // АВПРИ. Ф. 161. II–9. Оп. 46. Д. 20. Ч. 2. Л. 8об; Донесение К.М. Базили В.П. Титову от 13 апреля 1849 г. // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 742. Л. 98об.;. Донесение К.М. Базили В.П. Титову от 13 апреля 1849 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 196об.

[32] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. III. СПб., 1896. C. 340.

[33] См. Выписка из отношения русского посланника в Константинополе В.П. Титова, направленное государственному канцлеру К.В. Нессельроде., от 6 февраля 1850 г. // АВПРИ. Ф. 161. II-9. Оп. 46. Д. 26. Л. 1.

[34] См. Дело о награждении иеромонаха Феофана золотым наперсным крестом // АВПРИ. Ф. 161. II-9. Оп. 46. Д. 26. 2—10.

[35] Черновик письма русского посланника в Константинополе В.П. Титова к архимандриту Порфирию (Успенскому) об отправке золотого наперсного креста для иеромонаха Феофана (Говорова) // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 3609. Л. 26—26об.

[36] См. Копия с донесения генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 161. II–9. Оп. 46. Д. 20. Ч. 2. Л. 9об.—10; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 742. Л. 99об.; Донесение генерального консула в Сирии и Палестине К.М. Базили к русскому посланнику в Константинополе В.П. Титову о деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 197об.

[37] Письмо архимандрита Порфирия из Константинополя государственному канцлеру К.В. Нессельроде от 29 октября 1849 // АВПРИ. Ф. 180. Оп. 517. Ч. 1. Д. 3607. Л. 12об.; Письмо архимандрита Порфирия из Константинополягосударственному канцлеру К.В. Нессельроде от 29 октября 1849 // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 234об.

[38] Отчет об ученых занятиях Русской духовной миссии в Иерусалиме за 1849 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 244об.—245, 340; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 487.

[39] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 14.

[40] Отчет об ученых занятиях Русской Духовной Миссии в Иерусалиме за 1850 г. // РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Ед. хр. 326. Л. 582; Безобразов П.В. Материалы для биографии еп. Порфирия (Успенского). Т. Ι... С. 488―489.

[41] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 34.

[42] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 43.

[43] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 62.

[44] Порфирий (Успенский), епископ. Книга бытия моего... Ч. IV. СПб., 1896. С. 56.

[45] См. Увещание [святых отцов]: пер. с греч. // НИОР РГБ. Ф.172. К. 532. Ед. хр. 9. Л. 1.

[46] Летопись жизни и творений святителя Феофана, Затворника Вышенского. Т. 1: 1815–1859. –– М., 2016. С. 362.

[47] Сборник аскетических писаний, извлеченных из патериков Лавры прп. Саввы Освященного, что близ Иерусалима СПб., 1880.

[48] Подробно см. Летопись. Т. 1. С. 460, 501, 579, 630, 735, 822.

[49] Патерик, изложенный по главам. Перев. с греч. Автограф. БРПМА. Ф. Свт. Феофана (Говорова). Оп. 24. Д. 10. Док. № 33128. Л. 1—305.

[50] См. Письмо иеромонаха Феофана (Говорова) к архимандриту Порфирию (Успенскому) от 29 января 1852 г. // СПБФ АРАН. Ф. 118. Оп. 1. Ед. хр. 41. Л. 139.

[51] Письмо архим. Феофана (Говорова) к А.Н. Муравьеву от 9 апреля 1851 г. // НИОР РГБ. Ф. 188. К. 10. Ед. хр. 7. Л. 1об.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика