ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

А.Е. Лукьянова, член Историко-родословного общества (г. Москва)

А.Е. Лукьянова, член Историко-родословного общества (г. Москва)

 Некоторые проблемы воспитания юношества в практических решениях святителя Феофана

«Аще же кто о своих, паче же о присных не промышляет,
… неверного горший есть»

(1 Тим. 5, 8)

Воспитание и образование детей и подростков, помощь молодым людям в выборе жизненного пути были и остаются необыкновенно важными и трудными проблемами во все времена и эпохи. На первый взгляд, есть противоречие в постановке темы: монах-затворник и вопросы внутренней семейной жизни. В рассматриваемом случае противоречия нет, так как ответственность перед близкими святителя Феофана была настолько велика, что корректировала его личные желания и стремления. Даже в затворе святителю приходилось решать проблемы родственников, ни одно письмо не оставалось без ответа-помощи: он советовал, как составить курс молодому педагогу, написать проповедь, как лечиться, как и за кого выдать девушку замуж, женил племянников, давал приданные бедным племянницам, их дочерям, их внучкам, воспитывал сирот. Непонятно, как он успевал вести эту огромную переписку, а мы говорим только о корреспондентах-родственниках!

Племянники (под «племянниками» имеем в виду разные степени родства) святителя Феофана – дети духовенства, священно-церковнослужителей, учились в духовных училищах, семинариях, академиях. Семинаристов и студентов академии святитель Феофан старался приучить к вдумчивому отношению к образованию, к работе с книгой, снабжал необходимой литературой.

В письме от 11 января 1843 г. к сестре Любови Васильевне и ее мужу священнику Владимиру Никитичу Макриновым есть строки, относящиеся к сыну-семинаристу Макриновых – Николаю (род 15.11.1826): «… С великим удовольствием я читал письмо Николушкино. … известите его, что за мной книга, которую постараюсь поскорее прислать. ….

Он теперь будет в философии. Так поищу какую-нибудь поисправнее логику и психологию в руководство. Братец! Приучайте его к собственности книжной. Пусть он каждую треть приобретает себе хоть какую-нибудь книжечку отсюда он перейдет к собственности выписной, … и дело его будет очень исправно» [1].

Впоследствии Николай Владимирович Макринов служил священником в селе Домовины Елецкого уезда.

В 1853 г. остались сиротами сыновья средней сестры Феофана – Евдокии Васильевны Переверзевой. Помощь, которую святитель оказывал ее сыну Ивану (1835 г.р.), поразительна. По окончании семинарии Иван Гаврилович Переверзев поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию в 1855 г., которую окончил в 1859 г. Последние годы его учебы в академии совпали с ректорством архимандрита Феофана. Об их взаимоотношениях в 1857–1859 гг. можем только догадываться – переписки между ними этих лет нет и быть не может, так как жили они, как нам представляется, одной семьей. Видимо, с этого времени между дядей и племянником устанавливаются самые близкие, доверительные, дружеские отношения, никто не был лично так близок к святителю, как Иван Гаврилович Переверзев и его жена Анастасия Филипповна.

В 1859 г. архимандрита Феофана назначили на Тамбовскую кафедру, а выпускник Санкт-Петербургской академии кандидат Иван Переверзев в то же время поступил на службу в Тамбовскую духовную семинарию учителем всеобщей гражданской истории и латинского языка [2].

Через год, 29 июля 1860 г., 25-летний Иван Гаврилович женился на 18-летней Анастасии Филипповне Добровой [3].

Приведем еще несколько фактов из его послужного списка[4].

– в октябре 1860 г. Иван Переверзев рукоположен в священника.

– 27 ноября 1860 г. посвящен в протоиерея к Шацкому Воскресенскому собору с поручением исправлять должность смотрителя Шацкого духовного училища.

– 23 декабря 1860 года был определен на должность члена Шацкого духовного правления, благочинного Шацких градских и пригородных церквей, цензора проповедей и члена попечительного о тюрьмах комитета

– в конце января 1861 года о. Иоанна утвердили смотрителем (директором) Шацкого духовного училища.

Преосвященный, понимая трудность положения молодого «протопопа» (так он называл племянника в письмах), непрестанно контролировал его и давал необходимые советы. Письма к нему наполнены заботой о преподавании, о здоровье «протопопа и протопопицы», о сохранении репутации, призывал его чаще говорить проповеди, писать статьи для «Тамбовских епархиальных ведомостей».

В августе 1866 г. Ивана Гавриловича назначают настоятелем Троицкой церкви г. Тамбова и преподавателем педагогики в Тамбовской духовной семинарии. Это совпало с уходом преосвященного на покой в Вышенскую пустынь Шацкого уезда Тамбовской губернии.

Опять святитель помогает начать новое для Ивана Гавриловича дело – читать курс педагогики в семинарии, проверяет и поправляет его конспекты. Позднее о. Иоанн преподавал догматическое богословие в высшем отделении семинарии («безмездно»), литургику. Святитель Феофан входит в подробности семинарских взаимоотношений, устроения нового хозяйства в Тамбове. Вместе с тем, и протоиерей выполняет в Шацке и Тамбове поручения вышенского затворника.

Бездетные Переверзевы взяли к себе племянника, сына сестры Ивана Гавриловича – Митрофана Ивановича Никольского. Живя у дяди, он окончил курс Тамбовской семинарии, служил в консистории, женился и только потом стал жить своим домом. Часто святитель Феофан в переписке с И.Г. Переверзевым обсуждал трудоустройство племянника. Впоследствии священник Митрофан Никольский сохранил огромную переписку дяди со святителем Феофаном и написал замечательные воспоминания [5].

В 1870-х гг. в доме у Переверзевых появился мальчик, племянник Анастасии Филипповны – Филипп Александрович Добров. Его отец – военный врач Александр Филиппович Добров, консультировавший святителя Феофана, даже «по переписке». Мальчик нуждался в систематическом образовании, которое не могли дать дальние гарнизоны, места службы его отца. Много строк в письмах святителя Феофана посвящены вопросам воспитания, обучения, приучения к труду «Филиппушки». Филипп Добров окончил тамбовскую гимназию, Московский университет и стал врачом, как и его отец.

Еще один племянник-педагог – средний сын сестры святителя Анны Васильевны, кандидат Московской духовной академии Иван Александрович Крутиков. После окончания курса Иван Крутиков преподавал в Орловской семинарии, в Курской семинарии (г. Белгород), в Ефремовском духовном училище. Он имел с дядей длительную переписку, обсуждались методы преподавания, богословские проблемы, темы философских и богословских сочинений, которые предполагал писать Иван Александрович, и здесь же – советы по лечению дочери-младенца. В Курской семинарии он вел «Изъяснение Священного Писания». Сохранились воспоминания о его уроках бывшего семинариста Анатолия Танкова: «…Особенностью преподавания было то, что И.А. Крутиков всеми мерами старался о том, чтобы ученики прочитали текст священных книг, разобрались в нем, умели пересказывать главы этих книг и знали толкование смысла текста, в особенности не вполне понятных его слов и выражений. Почти весь урок проходил в непосредственном изучении текста Библии. Такой самый, конечно, рациональный метод изучения Священного Писания, безусловно в настоящее время имеющий широкое применение, в наше время был желанною новостью, так как ранее ученики семинарии и даже студенты академии очень много изучали о Библии … и по поводу Библии, а не подлинный ее текст и его смысл. …. Преосвященный Феофан начертал ему (И. Крутикову) подробное наставление, как вести дело, и настойчиво, с особым ударением ставил во главу угла непосредственное знакомство учеников с текстом Священного Писания. «Остальное все тогда приложится», – писал он. … Объяснения Крутикова были ясны и интересны … (он) был ровен, выдержан, аккуратен, благожелателен к воспитанникам и любим ими…» [6].

В январе 1887 г. правнук старшей сестры святителя Любови Васильевны Макриновой, Иван Дмитриевич Андреев написал святителю Феофану о своем желании поступить в Московскую духовную академию. Они не были знакомы лично. В это время Андреевы (вдова священника села Малинова и ее дети) находились в тяжелом материальном положении. Святитель немедленно отзывается на письмо Ивана – пишет ответ юноше и высылает немного денег через хорошо известного ему родственника, священника села Здоровец, соседнего с селом Малиново, Алексея Степановича Воскресенского. Так началась интенсивная переписка, не прекращавшаяся до последних дней святителя.

Письмо к священнику Алексею Степанову Воскресенскому от 16 июля 1887 г.:

***

«Милость Божия буди с Вами!

Окончивший курс Ив<ан> Андреев писал, что не попал в число посылаемых в Академию...

Но желает продолжать учение, для чего не прочь бы попытать и подвергнуть себя испытанию. Это не худое дело. Посылаю ему на проезд и на прожитие в продолжении экзамена. Может быть, примут его на казенный, а не примут, может быть, я какие-нибудь поскребушки найду для взноса… но решение этого впереди.

Потрудитесь, пожалуйста, передать ему эти деньги. И на ушко шепните… чтобы каждую копеечку – обдувал.

Нынешний год у нас очень много расходов и едва ли обойдется без дефицита» [7].

Иван Андреев поступает в Академию только через год, в 1888 г., на казенный счет.

«12 Сент.<бря> 88 г.

Очень рад! Теперь благослови Господи, в здоровьи провести курсы академические.

И да поможет Вам Бог!

Казенное! — Великая милость Божия! — Но все же полагаю какия либо нужды будут. Прошу сказать об этом откровенно. На нужды — всегда буду высылать Вам потребное.

…  Держите безхитростную речь»[8].

 

Святитель дает юноше вдумчивые, отеческие советы как себя держать с преподавателями и товарищами, обсуждает новые книги, предостерегая от духовных опасностей: «Книг немецких нельзя читать, не перекрестившись много раз»[9], входит во все детали жизни студента, передает через него книги в академическую библиотеку, обсуждает темы сочинений, выделяет главные, основополагающие моменты в изучаемом предмете.

«… Держитесь простого правильца: усваивать передаваемое наставниками.

За тем, если что покажется неполным, пополнения искать в книгах. —

Вообще думать и обдумывать, чтоб выдти из Академии с большим запасом, – готовым наставником. – Времени не тратить»[10].

***

«Вы извещаете, что новый О. Инспектор вводит строгость за строгостию… и как будто находите, что это не совсем приятное дело. Строгости не приятны только не любящим порядков, своевольникам. А которые живут скромно... и ни о чем больше не хлопочут, как чтоб заниматься и заниматься, для тех какия ни будь строгости, пройдут мимо их, не касаясь их… Причисляя Вас к числу последних, прошу удаляться от всех вольников, суды и пересуды заводящих, в роде скотов… Смирно и терпеливо сидите за делом, будто до Вас ничто не касается… и в разговоры не вступайте… Будьте осторожны…»[11]

Практически, в каждое письмо вкладывается некоторая сумма – 15 р.

Вместе с вопросами учебы священный обсуждает с юношей семейные вопросы: замужество сестры Ивана – Любови Дмитриевны, ее приданное, примирение молодоженов, ссора между матерью и ее сестрой.

***

«3 Генв. 89 г.

С прошедшим праздником и новым годом поздравляю Вас. Желаю обновления добрых намерений Ваших и сил к исполнению их.

Посылаю Вам на мелочи 15 р. Вы обещали этот год принатужиться. Доброе дело. Но все в меру надо.

В Малинове свадьбу играют. Знаете ли жениха?.. Хорош ли? Господь да подаст им лучшее. Благослови Вас Господи!» [12]

***

«27 Нояб.<ря> – 89 г.

Хорошо Вы придумали проехаться до дома. Помоги Вам Господи в деле устроения сестры.

Преосвященный, думаю, не откажет поспособствовать Вам.

Благослови Господи и Вас и домашних Ваших. –

Посылаю на дорогу 15 р.» [13].

***

«7 окт.<ября> 91 г.

Мать Ваша Анна Степановна писала, что Вы небогаты здоровьем. Да подкрепит Вас, Господь! Но и сами поберегайте… Выучившись надо плод приносить… Ходить же за сохою и сеять надо иметь порядочныя силы» [14]

Много писем посвящено трудоустройству Андреева по окончании Академии.

«… Субъ-инспектором Вас видеть и мне очень бы желалось, — и прочитав Ваше письмо, я было рванулся писать о сем О. Ректору Вашему, но раздумал, — потому что, может быть, там у Вас уже все по сему делу кончено, и писание мое было бы не во время. Впрочем, если дело еще не кончено, то сходите к О. Ректору, и удостоверьте это, что приму за великое себе одолжение, если он устроит Вас на субъ-инспектуру. – Что касается до монашества, то Вы право смотрите на сие дело, говоря: когда потянет. К тому же субъ-инспектором лучше быть не монаху, потому что тут встретиться могут дела, которыя улаживать монаху неудобно.

Желаю и молюсь да устроить Вас Господь на это место»[15].

Впоследствии Иван Дмитриевич Андреев (21 июня 1867, с. Малиново, Ливенский уезд, Орловская губерния – 28 июня 1927, Ленинград, от солнечного удара) стал известным историком, богословом, с 1907 г. – профессором Санкт-Петербургского университета (кафедра богословия и истории церкви). В 1919–1924 гг. – профессор Петроградского университета по кафедре истории и по кафедре общественных наук одновременно.

В 1917–1918 гг. И.Д. Андреев принимал участие во Всероссийском Поместном Соборе Российской Православной Церкви от Петроградского Университета.

В нашем сообщении мы коснулись попечения святителя Феофана о некоторых племянниках из рода Говоровых. Кроме неупомянутых здесь многочисленных племянников, было еще множество племянниц, и о всех святитель заботился трогательно и самоотверженно.

 


[1] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана. Копия. Л. 1–1 об.

[2] ГАТО. Ф. 107. Оп. 2. Д. 326. Формулярный список о службе бывшего законоучителя Тамбовской Губернской гимназии, Протоиерея Иоанна Переверзева, составлен за 1884 г.

[3]Там же.

[4]Там же.

[5] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана родным и др. адр. Копия. Л. 27 об.–30.

[6]  Танков Анатолий Алексеевич. Воспоминания из прошлого нашей семинарии // Курские епархиальные ведомости. 1914. № 5. С. 110–116; № 12. С. 255–260; № 21. С. 450–454; № 42. С. 854–855.

[7] ИР НБУ 160 № 1968. Письма преосв. Феофана. Копия. Л. 3.

[8] Георгий (Тертышников), иером. Кандидатская диссертация. Приложение к кандидатскому сочинению. Ч. I. (МДА). Троице-Сергиева Лавра, г. Загорск, 1972–1973 гг. Л. 5–6. Письмо № 6.

[9]  Там же. Л. 6. Письмо № 7.

[10] Там же. Л. 6. Письмо № 6.

[11] Там же. Л. 11. Письмо № 10.

[12] Там же. Л. 8. Письмо № 9.

[13] Там же. Л. 13. Письмо № 14.

[14] Там же. Л. 18. Письмо № 18.

[15] Там же. Л. 21. Письмо № 21.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика