Феофан Затворник

2015 г. — празднование юбилея выдающегося церковно-государственного деятеля, великого подвижника и богослова святителя Феофана, Затворника Вышенского.

Отец Феофана затворника, Василий Тимофеевич Говоров, был священником и отличался истинным благочестием. Как выдающийся среди духовенства, он был назначен на ответственную должность благочинного и нес ее в течение 30 лет, заслужив одобрение начальства, а также любовь и уважение подчиненных. Отец Василий был человеком прямого и открытого характера, добросердечный и гостеприимный.

В прощальных словах владимирского духовенства звучала надежда на то, что Феофан Затворник, как и его великие предшественники, покинув многозаботливую святительскую кафедру, послужит Церкви своими писаниями и духовными трудами: «…как в древности св. Исаак Сирианин, а в недавнее время св. Тихон Задонский, – оба пребывая на безмолвии после трудов святительских, услаждали церковь Христову драгоценными для нее навеки писаниями и сими трудами своими обессмертили в христианстве свою святую память, которую прославил Сам дивный во святых Своих Бог, – так да процветет в летописях дней св. церкви и возлюбленное имя отшельника – иерарха нашего, дондеже облечется вечным бессмертием небесным от Отца Светов. Да сотворит Господь и да исполнит по сим желаниям нашим искренним, молитвами прославившихся зде угодников Своих, к которым благоговейно и всегда притекал с усердными мольбами о заступлении преосвященный Феофан Затворник» [2].

От отца же святитель Феофан затворник унаследовал сильный и глубокий ум. Отец-священник часто брал с собою сына в храм Божий, где он становился на клиросе или прислуживал в алтаре. При этом развивался в отроке дух церковности.

Так под мудрым руководством отца и нежной, любовной попечительностью матери при благочестивой настроенности всего семейства протекали первые годы детства: у родителей кроме Георгия было еще три дочери и три сына.

Учеба Святителя Феофана Затворника в училище и семинарии

Надо сказать, что первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме: на седьмом году его начали учить грамоте. Отец Василий руководил обучением и прослушивал заданные уроки, а учила детей мать. «Еще в детстве Георгий обнаруживал ум весьма светлый, пытливый, доискивающийся первопричины явлений, быстроту соображения, живую наблюдательность и другие качества, приводившие нередко в удивление окружающих. Еще более возвысился, дисциплинировался и укрепился ум его школьным образованием», – пишет один из биографов святителя Феофана затворника И. Н. Корсунский.

Давая наставления о чтении духовной литературы, Феофан Затворник уточнял у своих адресатов, есть ли в их библиотеке творения святителя Тихона: «Читать для знания – одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. … Св. Тихона читаете? – Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами» [16]. А о. архимандрита просил в письме: «Поклонитесь св. мощам свт. Тихона, и приложитесь к ним, и скажите, что это за меня, чтоб помогал мне святитель Божий» [17].

Святитель Феофан Затворник участвовал в торжествах прославления святителя Тихона, которые прошли в 1861 году. В это время святитель Феофан Затворник находился на Тамбовской кафедре и его участие в торжестве открытия мощей новоявленного чудотворца-святителя «послужило как бы особым благодатным освящением его собственного святительского служения» [3].


Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь принимает паломников из разных концов России, а также из дальнего и ближнего зарубежья.

Подробнее...

Главное меню.

 
 

 

ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Свято-Успенский Вышенский монастырьСвято-Успенская Вышенская пустынь находится в Рязанской области на правом берегу реки Выши, неподалеку от впадения ее в Цну. Ближайшими к обители поселениями являются две небольшие деревни – Выша и Важное.

Подробнее...



Расписание движения автобусов

по маршруту «Шацк-Выша-Шацк»


Приглашаем трудников

Свято-Успенский Вышенский монастырь приглашает трудников для проведения работ в обители. Монастырь с благодарностью примет рабочих, имеющих строительные специальности, а также любых желающих, готовых потрудиться по благоустройству территории. Всем будет предоставлено жилье и питание.


Святитель Феофан Затворник.



 

Евгений Игнатов, иерей

Евгений Игнатов, иерей
студент 4 курса Екатеринодарскойдуховной семинарии,
г. Краснодар

  Соотношение свободы воли и естественного нравственного закона в творениях святителя Феофана Затворника

В основании нравственной жизни человека лежит способность человека к различению того, что должно и чего не должно делать, или, что то же, внутренний нравственный закон, который полагает нам различие между добром и злом и побуждает нас следовать доброму, а злого избегать. Такаяспособность человека объясняется в православном нравственном богословии естественным нравственным законом, который заложен Богом в человека.

Профессор, протоиерей Николай Стеллецкий дает такое определение содержанию естественного нравственного закона: «это осознанные и сформулированные умом правила внутреннего и внешнего поведения человека на основании предшествовавшего неоднократного возбуждения нравственного сознания и чувства, и имеющие настолько силы над волею человека, насколько свидетельства нравственного сознания и чувства подкрепляют их требования»[1].

Факт существования у нас естественного нравственного закона, или способности нашего разума различать должное от недолжного в области нравственной деятельности человека, доказывается свидетельсвом нашего самосознания. Нет ни одного человека, который не полагал бы различий между свободными действиями, как своими, так и других людей: одни из них мы считаем честными, достойными, другие наоборот бесчестными, заслуживающими порицания и осуждения. Такое суждение основывается на нравственном качестве действий и нашем осознании этих качеств. Часто случается, что мы одобряем то, от чего не только не получаем никакой выгоды, но можем потерпеть и неприятности, с другой стороны случается, что мы осуждаем то, что могло бы нам доставить значительные житейские выгоды. Из этого можно заключить, что в нас есть некоторый естественный образец честного, категория должного, совершенного в нравственном смысле, различающая доброе и злое.Следуя этому образцу человек и общество в целом руководствуется этим нравственным началом.

Существование в человеке этой нравственной потребности подтверждается и словом Божиим. Об этом говорил и Моисей в Второзаконии(Втор.30, 14), в книге премудрости Иисуса сына Сирахова(Сир. 17, 7) апостол Павел в послании к Римлянам (Рим. 2, 14–15).

Многие из отцов как восточных, так и западных поддерживали и высказывали эту мысль в том или ином изложении.

Прежде чем приступить к раскрытию учения святителя Феофана по этому вопросу, важно пояснить как естественный нравственный закон, соотносится с понятием «совести», так как в святоотеческой литературе эти два понятия часто используются как синонимы и взаимозаменяют друг друга.

Известный исследователь нравственного богословияновомученник профессор Иван Васильевич Попов дает такое определение совести.«Совесть есть сознание, обнимающее собою представление о нравственном законе или идеале, оценку с его точки зрения субъекта или его деятельности, и возникающее вследствие этого радостное или мучительное чувство» [2].

Протоиерей Николай Стеллецкий, говоря о совести отмечает, что «она не есть что-либо существенно отличное от нравственного закона, являясь по существу тем же законом, но только рассматриваемым не с этической, а с психологической точки зрения»[3].Она есть не что иное как «естественный нравственный закон, прилагаемый самим человеком к своим отдельным поступкам и поэтому в общих чертах может быть определена как суждение о своих конкретных поступках в отношении их нравственного характера»[4].

Таким образом, понятие совестив рамках нашего исследования можно использовать как родственное с понятием естественного нравственного закона, с оговоркой, что совесть, имея психологическую природу, порождает в человеке чувствования как неприятные, так и положительные, в зависимости от их сравнения с нравственным идеалом.

Святитель Феофан часто обращается в своем творчестве к теме нравственности и в своих рассуждениях касается и вопросов естественного нравственного закона. Владыка так определяет содержание естественного нравственного чувства: память о Боге, благодарение Его, благотворение ближнему, воздержание, скромность, память о смерти, делание добра. «Эти истины в сердце напечатлены, и нет народа, который бы не исповедовал их» [5].

В связи с более углубленным исследованием вопросов нравственности в святоотеческой литературе и в творчестве святителя в процессе работы у нас возник вопрос. Если естественный нравственный закон полагает для индивида различение между добром и злом и побуждает его следовать только доброму, а злого избегать, то является ли это нарушением основополагающего принципа – свободы выбора? Ведь можно предположить, что Господь, вселяя в человека склонности и побуждения к определенному поведению, ограничивает возможность человека выбрать противоположное нравственному идеалу, тогда нравственный закон будет являться нарушением свободной воли человека. А если свободная воля человека ограничена, то и теряется нравственная ценность поведения человека. Ведь действительно действие детерминированное, совершаемое по неизбежности не может иметь нравственной окраски, например если человек чихнул, или испытывает приступ икоты.

Святитель говорит о том, хоть мы и должны быть существами разумно свободными, но по факту мы являемся рабами, абсолютно не свободными от власти греха.

В мыслях о разных предметах веры святитель Феофан писал:«Мы все ищем свободы – не по тому ли чувству, что мы – рабы? Да, рабы, но не по определению Создателя, а по нашей собственной вине. Господь назначал нас для господства над всем, а мы забылись и впали в узы рабства и стеснения со всех сторон. Внешняя несвободность еще не великая потеря: существенная потеря в том, что мы внутренне связаны, что потеряли господство над самими собою, сами в себе стали не властны. Кто-то другой властвует в человеке и над человеком, а человек и слова не смеет сказать наперекор и все покорно исполняет, что так настойчиво внушается ему. И главное в том горе, что не чует рабства своего: так забит!» [6]

Священное Писание называет человека «рабом греха» (Ин. 8, 34),«пленником закона греховного» (Рим. 7, 20), но тем не менее у человека есть возможность противостоять греху. Господь, обращаясь к Каину говорит: «Грех влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним»(Быт. 4,7).

«Дело совести, как законодателя, – писал святитель, –показывать законы, по коим должно действовать существу разумносвободному, и склонять к тому волю его силою своего обязательства"[7]. «...Закон есть неотложный ничего не допускать против чего восстает совесть<...> В совести Сам Бог говорит. Следовательно, ее надо слушать паче всего<...> А что Бог говорит, известно из укора совести“[8].

Таким образом, дело совести – противостоять греховной природе человека и, как писал святитель Феофан, «чтобы стать на точке безразличия между добром и злом» [9], или иначе «точно между двумя распутьями и ему предлежал решительный выбор» [10].

То есть свобода выбора безусловно принадлежит нам хотя и в ограниченной степени. С одной стороны, человек стремится к пороку, с другой – влечется к нравственным поступкам врожденным внутренним чувством, но выбор остается за человеком. Феофан Затворник отмечает: «...побуждение не есть необходимость делать, а предложение дела. Дело предлагается, душа обсуждает, сделать ли и решает делать или нет. <…> Сама решает...» [11]

Истинная свобода есть свобода от греха и совершение добра, которое доставляет нам нравственное удовлетворение. Творение добрых дел есть сущность вложенного в нас Богом нравственного чувства или естественного нравственного закона, целью которого служит стремление к нравственному  идеалу.

Но если сущность нашей свободы состоит в стремлении к высочайшему нравственному благу, а это благо состоит в безусловном выполнении законодательной воли Божией, то через это не уничтожается ли сама свобода наша всемогущей волей Божественной? Отнюдь нет! Исполняя законадательную волю своего Творца как нравственной силы непротивоположной нам, человеческая воля не только не лишается своей свободы, но и достигая через это живого общения с Всемогущей Волей Божьей вступает в некоторую беспредельную область и становится сама неограниченной. Тогда, замечает преосвященный Феофан: «Как птица, вырвавшись из тенет, радостно взлетает и реет в нестесняющем пространстве воздуха, так и душа, исторгшись из уз греха и страстей, начинает отрадно действовать в безграничной области воли Божией» [12].

Таким образом, естественный нравственный закон противопоставляется закону греха, действующему в человеке и дает человеку возможность осуществить свободный выбор.

 


[1]Николай Стелецкий, протоиер., проф. Опыт нравственного православного богословия в апологетическом освещении. М.: ФИВ, 2009. Т. 1. С. 131.

[2]ПоповИ.В.Естественный нравственный закон. Психологические основы нравственности.Сергиев Посад, 1897. С. 178

[3]Николай Стелецкий, протоиер., проф. Опыт нравственного православного богословия в апологетическом освещении. М.: ФИВ, 2009. Т. 1. С. 128.

[4] Там же. С. 128.

[5]Феофан Затворник, свт. Толкование на послание апостола Павла к Римлянам. М.: «Правило веры», 2006. С. 130.

[6]Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление: Краткие поучения. М.: Правило веры, 2017. С. 86.

[7]Феофан Затворник, свт. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 2010. С. 267.

[8]Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. I. С. 120. Письмо № 117.

[9]Феофан Затворник, свт.Путь ко спасению: Краткий очерк аскетики. Изд. 7-е. М.. 1894. С. 127.

[10] Там же.С. 128.

[11]Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собрание писем. Изд. Свято-Успенского-Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Вып. VIII. С. 214. Письмо № 1462.

[12]Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление: Краткие поучения. М.: Правило веры, 2017. С. 87.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика