Феофан Затворник

2015 г. — празднование юбилея выдающегося церковно-государственного деятеля, великого подвижника и богослова святителя Феофана, Затворника Вышенского.

Отец Феофана затворника, Василий Тимофеевич Говоров, был священником и отличался истинным благочестием. Как выдающийся среди духовенства, он был назначен на ответственную должность благочинного и нес ее в течение 30 лет, заслужив одобрение начальства, а также любовь и уважение подчиненных. Отец Василий был человеком прямого и открытого характера, добросердечный и гостеприимный.

В прощальных словах владимирского духовенства звучала надежда на то, что Феофан Затворник, как и его великие предшественники, покинув многозаботливую святительскую кафедру, послужит Церкви своими писаниями и духовными трудами: «…как в древности св. Исаак Сирианин, а в недавнее время св. Тихон Задонский, – оба пребывая на безмолвии после трудов святительских, услаждали церковь Христову драгоценными для нее навеки писаниями и сими трудами своими обессмертили в христианстве свою святую память, которую прославил Сам дивный во святых Своих Бог, – так да процветет в летописях дней св. церкви и возлюбленное имя отшельника – иерарха нашего, дондеже облечется вечным бессмертием небесным от Отца Светов. Да сотворит Господь и да исполнит по сим желаниям нашим искренним, молитвами прославившихся зде угодников Своих, к которым благоговейно и всегда притекал с усердными мольбами о заступлении преосвященный Феофан Затворник» [2].

От отца же святитель Феофан затворник унаследовал сильный и глубокий ум. Отец-священник часто брал с собою сына в храм Божий, где он становился на клиросе или прислуживал в алтаре. При этом развивался в отроке дух церковности.

Так под мудрым руководством отца и нежной, любовной попечительностью матери при благочестивой настроенности всего семейства протекали первые годы детства: у родителей кроме Георгия было еще три дочери и три сына.

Учеба Святителя Феофана Затворника в училище и семинарии

Надо сказать, что первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме: на седьмом году его начали учить грамоте. Отец Василий руководил обучением и прослушивал заданные уроки, а учила детей мать. «Еще в детстве Георгий обнаруживал ум весьма светлый, пытливый, доискивающийся первопричины явлений, быстроту соображения, живую наблюдательность и другие качества, приводившие нередко в удивление окружающих. Еще более возвысился, дисциплинировался и укрепился ум его школьным образованием», – пишет один из биографов святителя Феофана затворника И. Н. Корсунский.

Давая наставления о чтении духовной литературы, Феофан Затворник уточнял у своих адресатов, есть ли в их библиотеке творения святителя Тихона: «Читать для знания – одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это то же, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. … Св. Тихона читаете? – Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами» [16]. А о. архимандрита просил в письме: «Поклонитесь св. мощам свт. Тихона, и приложитесь к ним, и скажите, что это за меня, чтоб помогал мне святитель Божий» [17].

Святитель Феофан Затворник участвовал в торжествах прославления святителя Тихона, которые прошли в 1861 году. В это время святитель Феофан Затворник находился на Тамбовской кафедре и его участие в торжестве открытия мощей новоявленного чудотворца-святителя «послужило как бы особым благодатным освящением его собственного святительского служения» [3].


Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь принимает паломников из разных концов России, а также из дальнего и ближнего зарубежья.

Подробнее...

Главное меню.

 
 

 

ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Свято-Успенский Вышенский монастырьСвято-Успенская Вышенская пустынь находится в Рязанской области на правом берегу реки Выши, неподалеку от впадения ее в Цну. Ближайшими к обители поселениями являются две небольшие деревни – Выша и Важное.

Подробнее...



Приглашаем трудников

Свято-Успенский Вышенский монастырь приглашает трудников для проведения работ в обители. Монастырь с благодарностью примет рабочих, имеющих строительные специальности, а также любых желающих, готовых потрудиться по благоустройству территории. Всем будет предоставлено жилье и питание.


Святитель Феофан Затворник.



 

Д.А. Чудинов

Четверг, 26 Ноября 2015 12:07

Д.А. Чудинов,
главный архивист Научно-исследовательского отдела рукописей
Российской государственной библиотеки

 

 Неизвестное творение святителя Феофана Затворника
(НИОР РГБ. Ф. 765. К. 5. Ед. хр. 42)

Нынешний год, в котором Русская Православная Церковь отмечает 200-летний юбилей со дня рождения великого подвижника, богослова, проповедника, учителя Русской Церкви – святителя Феофана, Затворника Вышенского (1815–1894), подарил православной общественности неизвестное ранее духовное творение святителя.

В рамках проекта по изданию полного собрания творений святителя Феофана Затворника, осуществляемого Научно-редакционным советом, выявлен огромный комплекс произведений духовного подвижника, хранящийся, вместе с его архивом, в библиотеке Русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне. Однако недавно в архивохранилищах Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки было обнаружено новое, неизвестное ранее творение святителя. Оно является частью «Толкования на Евангелие от Матфея» – капитального труда, автор которого – известный богослов и публицист, многолетний издатель «Троицких листков», архиепископ Вологодский и Тотемский Никон (Рождественский) (1851–1919). История возникновения этого толкования такова.

Издавая «Троицкие листки», тогда еще архимандрит Никон на протяжении 17 лет читал в приходящих к нему письмах о том, что читающая православная общественность того времени испытывала большое желание иметь такое евангельское толкование, которое не только изъясняло бы Евангельский текст, но и содержало просто и понятно изложенное назидание, пригодное для чтения в кругу семьи. Приняв, наконец, решение взяться за подготовку такого труда, архимандрит Никон на протяжении следующих семи лет обдумывал план его создания, о чем писал в своих письмах: «…Мне хотелось дать народу такую книгу, какую сам я искал и не находил. Наша истолковательная литература по Св. Писанию именно для народа – очень скудна: до сего времени нельзя указать толкования на Евангелие, которое удовлетворяло бы грамотного русского человека. Ему нужно толкование не для простой «научной» справки: что значит то или другое выражение, – он ищет в толковом Евангелии пищи для своего сердца так же, как и для ума»[1]. Однако даже решившись приступить к созданию «Толкования», архимандрит Никон, понимая ответственность за конечный результат и всю сложность осуществления задуманного, никак не мог найти в себе решимость начать работу. Возможно, «Толкование…», которым мы имеем возможность пользоваться и в наши дни, так и не было бы создано, если бы не заступничество преосвященного Феофана, Затворника Вышенского. Архимандрит Никон признавался в своих письмах: «…Долго не решался на это дело; писал покойному Святителю Феофану, что считаю себя недостаточно подготовленным к такому труду, как научно, так еще менее – нравственно, ибо сказано: в злохудожну душу не внидет премудрость. Но Святитель ободрил, благословил, одобрил план, сделал некоторые руководящие указания, и я начал…» [2]. До наших дней действительно дошли обращенные к отцу Никону слова святителя Феофана по поводу «Толкования»: «... Ваш проект толкования свв. Евангелий очень хорош. И потребность Вами узрена настойчивая и насущная. Благослови Господи исполнить Вам ее... Ангел Божий внушил Вам; Вам и исполнить надо. ... Останется изъяснить его доступно для народа... чему Вам нечего учиться. Итак, благослови Господи! Превосходное дело!» [3].

Работа над «Толкованием» продолжалась более десяти лет. По мере подготовки текст, еще до издания полной книги, печатался в «Троицких листках» (которых потребовалось около 200), распространявшихся по цене 2 р. за номер. Сам текст был разделен на «зачала» (для того чтобы священники имели возможность пользоваться листками для церковных и внебогослужебных собеседований с народом) и, по совету известного русского художника Виктора Васнецова (1848–1926), украшен более чем 60 рисунками из древней иконографии, при создании которых использовались Евангелие 1470 г., Псалтирь 1634 г. и стенопись Московского Успенского собора [4]. После выхода в свет «Толкование на Евангелие от Матфея» архимандрита Никона (Рождественского) вызвало огромный интерес у православной общественности (примечательно, что оно издается до сих пор) и было удостоено в 1900 году высокой награды – академической премии митрополита Московского Макария (Булгакова).

Недавно в архиве Никона (Рождественского) (фонд 765), хранящемся в Научно-исследовательском отделе рукописей Российской государственной библиотеки, был обнаружен один документ, имеющий отношение к «Толкованию на Евангелие от Матфея» – письмо его создателя, архимандрита Никона (Рождественского), к протоиерею Михаилу Хитрову (1851–1899), духовному писателю и переводчику, автору книги о святителе Феофане Затворнике, датированное приблизительно 1895 годом [5]. Это письмо само по себе является очень интересным документом, так как содержит много подробностей относительно процесса создания «Толкования». Архимандрит Никон советуется со своим корреспондентом о написании письма по поводу своей работы некоему митрополиту, имя которого не называется: "Вот, друже, что думаю написать владыке: О. Михаил точно передал мне дорогия для меня замечания Ваши относительно листков к Евангелию от Матфея, причем возвратил и самые листки с отметками В<ашего> В<ысокопреосвящен>ства. Не скрою от Вас, Владыко святый, что не без страха ожидал я, как благоугодно будет Вам отнестись к сему начинанию моему. Я видел и сам в моем труде много недостатков, и если решился предпринять его, то лишь потому, что не видел в нашей духовной литературе подобного изъяснения на Евангелие, тогда как большинство православных читателей ищут такой книги, которая вместе с истолкованием текста давала бы и назидание для семейного домашнего чтения. Семь лет я мечтал о такой работе, не решаясь приступать к ней, и только теперь, имея под руками типографию, решился сделать опыт в той мысли, что если мой труд и не удовлетворит насущной потребности благочестивых читателей в полной мере, то, по крайней мере, наведет других, более меня способных на мысль, как лучше достигнуть сей цели. В течение 17 лет я издаю свои листки и получаю в год по нескольку тысяч писем, из коих вижу: чего просит народ для своего назидания, что отвечает его духовным нуждам; нередко слышится в этих письмах сильная жажда читать толкование на слово Божие не в форме сухого научного толкования, а в изложении более жизненном, чтобы, как выражаются люди простые, “ложилось на душу”, “доходило до сердца”... И вот, хотя и дерзновенно это с моей стороны, я решился сделать опыт удовлетворить сей потребности благочестивого чувства христианского...

Желая, чтобы мой труд был не напрасен, я просил, чрез объявление, напечатанное при последнем выпуске листков, всех своих читателей: делать свои замечания на новые листки и присылать мне. Тем ценнее для меня замечания, сделанные В<ашим> В<ысокопреосвящен>ством. Некоторые из них замечательно совпали с замечаниями, полученными мною от одного афонского старца-схимника, так что Ваш высоко-авторитетный архипастырский голос подтвердил для меня смиренное мнение инока неученого. Я сохраню листки с отметками Вашими как драгоценное свидетельство Вашего внимания к моему труду, и при втором издании воспользуюсь всеми замечаниями Вашими к улучшению изложения листков. Само собою разумеется, что и в следующих листках, начиная с № 821го (до сего № уже напечатаны) буду иметь в виду все Ваши указания, хотя и впредь не считаю себя обеспеченным от возможных ошибок и недостатков.

Что касается пометки в конце листков относительно условий их выписки, то она оказывается необходимою по многим опытам для тех, кто участвует в их распространении. Для такого посредника довольно указать покупателю на эту пометку, чтобы прекратить всякий спор о цене листка, и об этом просят меня все посредники в распространении листков. Приходится временно терпеть такой порядок дотоле, пока листки не составят целой книги, которую и можно издать потом уже без всяких подобных пометок.
  Принося В<ашему> В<ысокопреосвящен>ству мою глубокую сыновнюю благодарность за милостивое и снисходительное внимание к моему слабому труду, с соверш<енным> высокопочит<анием> и сыновнею преданностию...

Ну, что скажешь? Примерно так думаю написать» [6].

Таким образом, из содержания этого письма мы узнаем, что архимандрит Никон отправил свои «Листки» с напечатанным в них текстом толкования митрополиту, имя которого в письме не называется (возможно, это был митрополит Московский и Коломенский Сергий (Ляпидевский) (1820–1898), известный духовный писатель, для отзыва и замечаний. Сами листки, в количестве 12, прилагаются к этому письму [7]. Они не рукописные, а печатные, с карандашными пометками, оставленными рукой митрополита. Некоторые главы «Толкования» размещены не в одном листке, а в нескольких. Вот содержание приложенных листков: «Пред чтением Святого Евангелия» (листок № 801), «О святом апостоле и евангелисте Матфее и его Евангелии» (листок № 802), «Книга родства Иисуса Христа» (листки №№ 803 и 804), «Откровение тайны праведному Иосифу» (листки №№ 805–807), «Поклонение волхвов» (листки №№ 808–810), «Бегство во Египет и избиение младенцев» (листки №№ 811–812). Из них следует обратить внимание на второй листок, озаглавленный «О святом Апостоле и Евангелисте Матфее и его Евангелии» [8]. Его текст широко известен и доступен в наши дни, поэтому нет необходимости приводить его полностью. Достаточно сказать, что он состоит из следующих пунктов:

А) Кем был св. Матфей.

Б) Его святое смирение.

В) Где он проповедовал о Христе Спасителе?

Г) Его кончина.

Д) Когда он написал свое Евангелие?

Е) На каком языке написал?

Ж) Кто сделал перевод его на греческий?

З) Что означает слово Евангелие?

И) Откуда название Евангелист?

К) Откуда произошли надписи Евангелий («От Марка», «От Матфея»…)

Л) Свидетельства очевидцев (об этом).

М) Символ Евангелия от Матфея (Ангел Божий).

Сведения, приводимые в главе «О святом Апостоле и Евангелисте Матфее и его Евангелии», без сомнения, представляют большую важность для всех, кто интересуется Евангельской историей. Однако для нас наибольший интерес вызывает примечание, напечатанное внизу листка, в котором сообщается следующее: «Предлагаемыя сведения о св. Евангелисте и его Евангелии принадлежат в Бозе почившему Епископу Феофану, который сам предполагал взять на себя труд полнаго изъяснения св. Евангелия, но не успел сего намерения исполнить. Мы счастливы, что имеем возможность начать наш скромный труд строками, принадлежащими сему богопросвещенному толкователю св. Писания» [9]. Таким образом, приведенная глава «Толкования» архимандрита Никона (Рождественского) о святом Евангелисте Матфее и его Евангелии на самом деле принадлежит перу святителя Феофана. Однако ни в одном из последующих изданий «Толкования» мы не встречаем больше об этом ни единого упоминания, ни одной пометки об авторстве вышенского затворника. Как же так получилось?

Ранее уже говорилось, что неизвестный нам митрополит оставил в тексте «Листков» с толкованием свои пометки карандашом. Среди них есть одна, касающаяся и фрагмента с указанием об авторстве святителя Феофана. На полях напротив нее стоит вертикальная черта и знак вопроса. Как известно, преосвященный Никон (Рождественский) с большим почтением относился к святителю Феофану и нередко спрашивал его совета по тому или иному вопросу, как это можно видеть из их переписки. Судя по всему, для него было совершенно естественным включить в свой труд, который к тому же благословил святитель Феофан, и принадлежащий непосредственно его перу текст, тем более что святой подвижник сам имел намерение заняться толкованием Евангелия. Однако после пометки, сделанной неизвестным нам митрополитом, упоминание о том, что автором главы о Евангелисте Матфее является святитель Феофан, исчезает, и в последующих изданиях текст печатается без каких-либо особых пометок, как будто автором его является исключительно архимандрит Никон (Рождественский). Почему так получилось – мы пока не знаем, этот вопрос требует дальнейшего расследования, подкрепленного архивными документами, которыми мы пока не обладаем. Пока что можно лишь предположить, что митрополиту по какой-то причине не понравилось или вызвало недоумение данное упоминание об авторстве святителя Феофана, и он рекомендовал его убрать из текста. К сожалению, не знаем мы и того, в какой форме отец Михаил передал замечания митрополита по поводу «Толкования» отцу Никону – письменно, или же в личной беседе. Если бы удалось где-нибудь найти эти замечания изложенными в письменной форме, это во многом сумело бы пролить свет на интересующую нас проблему.

Архивный фонд преосвященного Никона (Рождественского) был в свое время выделен из более крупного фонда документов Троице-Сергиевой Лавры, поступившего в Отдел рукописей в 1920 году (НИОР РГБ. Ф. 303 и 304). Несомненно, желание до конца прояснить все обстоятельства этой истории послужат причиной для более глубокого исследования архивных материалов данных фондов заинтересованными исследователями и специалистами по церковной истории. К тому же найденное творение преосвященного Феофана представляет собой печатный документ, и если бы в фондах Научно-исследовательского отдела рукописей РГБ или где-нибудь еще удалось обнаружить его рукопись, это стало бы весьма знаменательным событием. Пока же можно порадоваться тому, что, невзирая на то, что многие факты этой истории остаются для нас неясными, ранее неизвестное творение святителя Феофана, Затворника Вышенского, было идентифицировано благодаря проводящимся архивным изысканиям и сможет занять полагающееся ему место в полном издании творений великого подвижника Русской Церкви.

 


[1] НИОР РГБ. Ф. 765. К. 16. Ед. хр. 10. Никон (Рождественский), архимандрит. Письмо к неустановленному лицу. 4 [ноября] 1898 г. Автограф. 4 лл. Л. 1–1 об.

[2] Там же. Л. 2 об.

[3] НИОР РГБ. Ф. 765. К. 12. Ед. хр. 33. Феофан (Говоров), епископ. Письма к Никону (Рождественскому). 1889–1890. 6 лл. Л. 4–5.

[4] НИОР РГБ. Ф. 765. К. 16. Ед. хр. 10. Никон (Рождественский), архимандрит. Письмо к неустановленному лицу. 4 [ноября] 1898 г. Автограф. 4 лл. Л. 2.

[5] НИОР РГБ. Ф. 765. К. 5. Ед. хр. 42. Никон (Рождественский), архим. Письмо к Хитрову, М. (1895?). Приложены: «Листки к Евангелию от Матфея». 26 л.

[6] Там же. Л. 1–2.

[7] Там же. Л. 2–26 об.

[8] Там же. Л. 5–6 об.

[9] Там же. Л. 5.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика