ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь приглашает совершить паломнические поездки в Вышенскую пустынь.


Программа пребывания паломников

Суббота

  • 5.30 утренние молитвы, полунощница.
  • 7.00 молебен с акафистом. По окончании – часы, исповедь.
  • 8.00 начало Божественной Литургии.
  • 11.00 обед в паломнической трапезной монастыря.
  • 12.00 экскурсия по монастырю.
  • 13.00-13.30 посещение святого источника в честь иконы Божией Матери Казанской Вышенской (рядом с монастырем).

Подробнее...


Святитель Феофан.


Хохлова Анна Борисовна

Среда, 11 Ноября 2015 16:33

Хохлова Анна Борисовна,
к.п.н., доцент кафедры теологии и религиоведения
Курского государственного университета

 Инновационный потенциал антрополого-педагогического
учения Феофана Затворника

Размышляя о сущностных характеристиках человека, святитель Феофан выделяет духовность в качестве его важнейшего свойства. Следует отметить, что это важнейшая характеристика не только для религиозных учений, но и для философских. Так, Г.В.Ф. Гегель писал, хотя и в другом контексте, что «лишь духовное содержание, укрепляет душу и создает такую непосредственную опору, такую субстанциальную сердцевину, которая есть мать самообладания, благоразумия, присутствия и неусыпности духа; оно превращает взращенную на ней душу в ядро, имеющее самостоятельную ценность, абсолютную цель; лишь оно составляет фундаментвсеобщей пригодности, и его нужно закладывать во всех сословиях» [1].

Именно духовная сфера определяет «норму человечности», поэтому нам представляется, что само решение антрополого-педагогических задач невозможно при исследовательских подходах, исключающих духовное начало в человеке.

Целостное видение человека, обоснованное в трудах святителя, дает возможность принципиально иного понимания устроения, а главное, понимание функционирования всех «частей и сил» человека. Например, видение мышления как способности понимания мира не как некой отвлеченной сущности, а как понимания его «разумного устроения». Более того, этот подход дает возможность понимания также отдельных моментов познания. Например, важнейшей проблемой науки является проблема таких явлений как «открытие», «озарение», «инсайт» и т.п. Как мы знаем, пока наука на уровне ее великих  мыслителей: А. Пуанкаре, А. Энштейн и др. утверждает, что это явление представляет великую тайну.

Учение Феофана Затворника дает возможность понимания интуиции, как духовного явления познавательной способности человека. В своем учении святитель говорит о том, что собственно и является сущностью этих явлений: «То особенно замечательно, что просвещаемые благодатию нередко созерцают значение вещей без особенной помощи со стороны рассудка, то есть рассудок у них еще не знает фактического строя вещей или знает его отчасти, а они уже созерцают их значение» [2].

И далее очень важная мысль святителя о том, что разум, сопричастный благодати Божией, дает возможность лучшего понимания истины, нежели рассудок.

Для обучения это значение важно тем, что дает понять, что сочетание упорной умственной работы (рассудочной деятельности) самого человека и помощи Божественной благодати (откровение разума) открывает  новые перспективы на пути разума в поисках истины.

Следовательно, антропологическая система, разработанная в учении Феофана Затворника, дает возможность целостного видения человека в его устроении, а также в  функционировании его «частей и сил».

Что касается значения наследия святителя Феофана для теории педагогики,то уникальность его антрополого-педагогического учения состоит в том, что формирует органично-целостное видение воспитания и всех его компонентов, что дает возможность понимания построения парадигмы целостного воспитания: от постановки цели до разработки содержания и технологий.

Именно недостаток или отсутствие целостного видения воспитания, по мнению ряда ученых, и естьосновная проблема современной педагогики.

Не менее важный аспект – идея непрерывного совершенствованиячеловека на протяжении всей его жизни. И если в христианстве она живет со дня его рождения, то в педагогику идея непрерывного воспитания и образования вошла только в последние десятилетия.

Причем это совершенство касается не одной части, а обнимает всего человека: дух, душу и тело. В полной мере этой мысли созвучны слова другого великого отечественного педагога Н.И. Пирогова «Не спешите с вашей прикладной реальностью. Дайте созреть и окрепнуть внутреннему человеку: наружный успеет еще действовать. Дайте ему время и средства подчинить себе наружного, и у вас будут и солдаты, и юристы, а главное, у вас будут люди и граждане» [3].

Святитель Феофан Затворник писал о том, что порядок обучения необходимо выстраивать так, чтобы педагогическое воздействие оказывалось на все стороны человека, что предполагает восстановление целостности (целомудрия) в человеке в соответствии с иерархическим принципом его конституции. Благодаря чему достигается и целостность воспитания.

Значение педагогики Феофана Затворника состоит в том, что он всесторонне обосновал  высшую цель жизни человека – спасение, что в свою очередь, определяет и цель воспитания. Через принятие идеи спасения раскрывается целостность человеческой жизни и воспитания. «Цель православного воспитания – дать человеку правильное понятие и направление во всех сферах  деятельности, облагородить земное общество, научить человека так проводить земную жизнь, чтобы стала доступной жизнь вечная» [4].

В подобном взгляде на цели воспитания удивительным образом созвучны мысли отечественных православных и светских педагогов. Н.И. Пирогов призывает всех нас: «Вспомним еще раз, что мы христиане, и, следовательно, главной основой нашего воспитания служит и должно служить Откровение. Вникая же в существующее направление нашего общества, мы не находим в его действиях ни малейшего следа этой мысли. Во всех обнаруживаниях жизни практической и даже отчасти и умственной мы находим резко выраженное материальное, почти торговое стремление, основанием которому служит идея о счастье и наслаждениях в жизни здешней» [5].

При этом следует сказать, что речь у святителя идет не об одной цели, а о целом иерархическом древе целей и задач воспитания, порождаемых высшей целью – целью его спасения.

Инновационное значение педагогики Феофана Затворника заключается и в том, что в ней обосновывается ряд важнейших принципов, на основе которых выстраивается целостный педагогический процесс. Самым важным является единство образования и воспитания. Образование неотделимо от воспитания, между ними есть взаимообусловленность. «Воспитание и есть тот Божественный механизм, с помощью которого осуществляется передача данных из поколения в поколение» [6].

Важнейшим принципом православной педагогики является принцип воспитывающего обучения, поскольку главной задачей православной педагогики, по мысли митрополита Сергия (Страгородского), является воспитание нравственной личности внутреннего человека, в отличие от инославной педагогики, где основной задачей является воспитание правовой личности, внешнего человека.  Этот принцип выражается в словах Тихона Задонского: «научить вере, а затем другим наукам». Феофан Затворник развивает мысль глубоко почитаемого им пастыря: «Пусть считается главным – изучение веры, пусть одобрение заслуживает не одна успешность в науках, а также вера и добронравие».

Большое эвристическое значение имеют и другие принципы православной педагогики:  принцип согласования внутреннего с внешним. Очень важно православное понимание принципа природосообразности, поскольку только православная педагогика, в отличие от светской, делает акцент на том, что природосообразность по отношению к человеку означает сообразность благодатной, безгрешной природе человека в соответствии с его естественным, то есть первозданным состоянием.

Концепция Феофана Затворника предусматривает построение целостной системы содержания образования. В связи с этим,  содержание воспитания строится на основе ценностей культуры, науки, искусства, а также религиозных и нравственных ценностей, что дает возможность согласования в содержании образования религиозных («богооткровенных»), общечеловеческих,  общенародных и индивидуальных ценностей. «Читая, например, беседы Василия Великого на шестоднев, найдешь там два или три слова, которым противоречат настоящие физики; но зато у него беспрерывно  указываются сокровенности вещей драгоценнейшие, чего не доставит ни одна физика. Само собою разумеется, что совершеннейшее знание представляет тот, кто в себе соединяет благодатное просвещение разума с многознающим рассудком. Но в отдельности гораздо выше и ценнее первый, нежели последний» [7].

Столь же важно учение святителя Феофана и для методического уровня, поскольку содержит понимание технологий и методов воспитания, основанных на глубоком знании человека, и особенно его духовной стороны. Поэтому на этом уровне осуществляется поиск новых и сохранение традиционных эффективных педагогических методик. Например, опыт опирающийся на аскетические традиции: человек должен «готовиться не к наслаждению, а к подвигу» (Феофан Затворник); «Всякое истинное воспитание должно готовить человека не к счастью, а к труду» (К.Д. Ушинский).

Для современного воспитания очень важны его подходы к организации отдельных видов воспитания, выстраивая жизнь человека в соответствии с логикой его духовно-нравственного развития. Самое главное, что святитель Феофан дает понимание необходимости постоянного напряженного труда. Может быть, именно в наши дни важно понимание жизни, воспитания и обучения как постоянного непрерывного усилия: «Как очевидна теперь необходимость тесного, скорбного и крестного пути ко спасению! Мы встречаем ее на всех степенях своей жизни. Тело должно стеснить телесными подвигами: иначе бесполезны все труды. Следующую за ним внутри деятельность воображения и страстей — эту мятущуюся беспорядочную деятельность — должно подавить внутреннею напряженною бдительностью. Стоящую выше сего деятельность душевных сил должно исправить душевными трудами: чтением и рассуждением, добрыми делами и богослужением. Наконец, восстановить или воспитать дух надо богомыслием, молитвою, приобщением таинств. Все это трудные, потовые занятия! Следовательно, неотъемлемый характер жизни истинно христианской есть трудничество, подвижничество, потовое и напряженное делание» [8].

В другом месте Феофан Затворник пишет: «Что должно вынести из воспитания? – это трудолюбие – тяготение к труду и ненависть к праздности; любовь к порядку – регулярность, чтобы все делать вовремя, к месту, не забегая и не отставая; добросовестная исправность – расположение, не жалея себя, не щадя сил, выполнять по совести все, что требуется. Это счастливейшее настроение, какое обеспечит на всю жизнь и внешнее счастье, и внутреннее благочестие» [9].

Итак, важнейшая задача воспитания – привить потребность и развить способность человека к постоянному труду, постоянному напряжению всех его сил, не только телесных, но и душевных, и духовных. Что особенно актуально в наш век, когда человеку грозит не только физическая, но и интеллектуальная анемия. Поэтому семья и школа должны научить человека не только мыслить, но и трудиться! И трудиться физически, душевно и духовно. А главное – с любовью, но какой!? Дело в том, что «вместо Бога человек сам себя возлюбил бесконечною любовию, себя поставил исключительною целию, а все другое — средством» [10].

Поэтому наряду с рекомендациями по организации духовного воспитания, учение святителя представляет огромные возможности для организации и других видов воспитания: душевного, интеллектуального, эстетического, физического и даже, экологического.

Таким образом, подход, разработанный святителем, говорит о том, что духовно-нравственное начало – это объективная «часть человека» и ее также надо формировать, как и тело, как и психику. Напротив, отсутствие специального духовно-нравственного воспитания ведет к духовной деградации человека, и не только его духа, но и всех его «частей».

Следуя логике органичного единства внутреннего устроения человека и воспитательно-образовательного процесса, Феофан Затворник особенно подчеркивает необходимость согласованной работы всех институтов воспитания – семьи, школы и Церкви, объединенных единой целью.

Но школа – это только необходимая подготовительная ступень к жизни. Образование, полученное в юности, должно быть продолжено и расширено путем самообразования и самосовершенствования в зрелые годы. Характер и направление последнего у каждого человека определяются теми основными взглядами, которые он сумел выработать себе в юности.

Таким образом, учение святителя в целом имеет сущностное значение на всех уровнях педагогического знания от методологического до профессионально-педагогического и обладает неисчерпаемым инновационным потенциалом.

Идеи, озвученные сегодня, являются своего рода инновацией, относящейся к разряду «ретронововведений» или  возвратных нововведений, которые предполагают возвращение явлений или процессов, приобретших особую актуальность, утративших прежде свою значимость, но вновь обретших актуальность. Для современной системы образования возможно обращение именно к подобному типу нововведений, что, по мнению современных исследователей, «предполагает сохранение и развитие ее классических академических начал и возрождение, восстановление и развитие фундаментальных традиций духовно-нравственных основ» [11].

Литература

  1. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук: В 3т. Т .3. М.: «Мысль», 1977.
  2. Маслов Н.В. Православное воспитание как основа русской педагогики. М.: Самшит–издат, 2006. – 504с.
  3. Меньшиков В.М. Воспитание в Западной Европе и России: смыслы и направления развития. Курск: Курск.гос.ун-т, 2008. – 354 с.
  4. Пирогов Н.И. Избранные педагогические сочинения. М.: “Педагогика”, 1985.
  5. Феофан, Затворник Вышенский, свт. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 1998. – 522 с.
  6. Шестун Евгений, прот. Православная педагогика. М.: Про-Пресс, 2002. – 576 с.

 


[1] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук: В 3т. Т. 3. М.: «Мысль», 1977. С. 403.

[2] Феофан, Затворник Вышенский, свт. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 1998. С. 242.

[3] Пирогов Н.И. Избранные педагогические сочинения. М.: “Педагогика”, 1985. С. 37.

[4] Шестун Евгений, прот. Православная педагогика. М.: Про-Пресс, 2002. С. 297.

[5] Пирогов Н.И. Избранные педагогические сочинения. М.: “Педагогика”, 1985. С. 32.

[6] Маслов Н.В. Православное воспитание как основа русской педагогики. М.: Самшит–издат, 2006. С. 13.

[7] Феофан, Затворник Вышенский, свт. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 1998. С. 242.

[8] Там же. С. 329.

[9] Там же. С. 496.

[10] Там же. С. 280.

[11] Меньшиков В.М. Воспитание в Западной Европе и России: смыслы и направления развития. Курск: Курск. гос. ун-т, 2008. С. 215.

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика