ПаломничествоПаломничество
ИгуменияИгумения Святыни монастыряСвятыни монастыря Вышенский листокВышенский листок С Выши о Выше. Радио-передачаС Выши о Выше. Радио-передача Воскресная школаВоскресная школа Расписание богослуженийРасписание богослужений ТребыТребы Паломническим службамПаломническим службам Схема проездаСхема проезда
ИсторияИстория
ЛетописьЛетопись ИсследованияИсследования
Свт. Феофан ЗатворникСвт. Феофан Затворник
ЖизнеописаниеЖизнеописание Духовное наследиеДуховное наследие Богослужебные текстыБогослужебные тексты ИсследованияИсследования Феофановские чтенияФеофановские чтения Научные конференцииНаучные конференции Вышенский паломник (архив)Вышенский паломник (архив) Подготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника ВышенскогоПодготовка Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского Юбилейный годЮбилейный год

Паломнические поездки.

Cвято-Успенский Вышенский монастырь приглашает совершить паломнические поездки в Вышенскую пустынь.


Программа пребывания паломников

Суббота

  • 5.30 утренние молитвы, полунощница.
  • 7.00 молебен с акафистом. По окончании – часы, исповедь.
  • 8.00 начало Божественной Литургии.
  • 11.00 обед в паломнической трапезной монастыря.
  • 12.00 экскурсия по монастырю.
  • 13.00-13.30 посещение святого источника в честь иконы Божией Матери Казанской Вышенской (рядом с монастырем).

Подробнее...


Святитель Феофан.


Вы находитесь здесь:Главная»Свт. Феофан Затворник»Феофановские чтения»Феофановские чтения - 2010»Выступления на секциях»Юлия Васильевна Орлова. Наследие святых отцов о современном образовании

Юлия Васильевна Орлова. Наследие святых отцов о современном образовании

Вторник, 23 Ноября 2010 19:48

Юлия Васильевна Орлова,
к.п.н., доцент кафедры педагогики РГУ имени С.А. Есенина

Наследие святых отцов о современном образовании

Не философствуя, не споря,
Мудрёных книжек не читать,
Но возле берега стоять
Святоотеческого моря,
Отцов впивая благодать.
А.А. Солодовников[1]

Современное российское образование испытывает на себе всё более ощутимое влияние западных прагматических концепций. Видимое следствие этого процесса – профильная ориентация в среднем звене общеобразовательной школы, ЕГЭ как форма итоговой аттестации и вступительного экзамена в вуз, переход на двухуровневую систему высшего профессионального образования.

Завуалированным следствием влияния западных прагматических концепций на российское образование является подмена понятия духовности (в контексте современной образовательной парадигмы под духовностью подразумеваются проявления душевной сферы личности – интеллектуальные, эстетические, культурные) и определение при формировании содержания образования в качестве ориентиров в процессе воспитания современного человека таких ценностей бытия, которые «задают программу» земной (не вечной) жизни.

На усвоение и достижение учащимися таких целей-ценностей, как технический прогресс, успешность, карьерный рост, материальная обеспеченность, свобода (от наружного давления, от государственного насилия, свобода, понимаемая всего лишь на юридическом уровне)[2], благополучие, процветание во всех видимых сторонах современной действительности, и направлено современное воспитание. Эти ценности «рассматриваются как субъективные – либо как производные от сознания человека, либо с точки зрения значимости предметов, явлений и процессов для человека и общества»[3].

Одностороннее, одномерное представление современной педагогики о человеке как биосоциальном, то есть принадлежащем только мiру, существе идёт вразрез с отечественными традициями воспитания и образования. Так, свт. Феофан Затворник пишет: «...хотя душевность естественна, быть душевным человеку — неестественно, так же и плотяность естественна, но быть плотяным человеку неестественно. Погрешность здесь в исключительном преобладании того, что должно стоять в подчинении»[4].

Итак, современное образование идёт вразрез с православными традициями и в своём содержании, формах, методах, средствах нацелено на воспитание «человека внешнего».

При этом в Национальной доктрине образования, государственном документе, принятом к исполнению до 2025 года, среди главных приоритетов образования сформулирована задача исторической преемственности поколений, а в поправках к Закону Российской Федерации об образовании (2007 год) декларируется, что содержание образования должно обеспечивать духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения.

Следовательно, перед образованием стоит задача введения молодого поколения в традицию отечественной культуры[5]. В основе русской культуры лежит православие. Православная традиция, как пишет В.А. Сластёнин, определяет приоритет духовного над естественным и задаёт иной вектор процессу воспитания – воспитание для жизни вечной, наполняя его иным смыслом: дать личности человека раскрыться в полноте ее сил, осуществить то, что заложено Творцом в глубине, в основе ее своеобразия и особенностей[6]. Профессор протоиерей В. Зеньковский отмечал, что «…личность человека не развивается “из самой себя”... в её высших и творческих силах она связана с миром ценностей сверхиндивидуальных, сверх­эмпи­рических…»[7], и, чтобы отыскать Бесконечное в человеке, необходимо осуществить «погружение сердца нашего, нашего духовного начала в наше сокровище (сферу ценностей)»[8].

Традиции православной культуры хранит и восполняет Святоотеческое Предание. Оно и есть то «непрерывное», что пронизывает «мир насквозь от евангельских событий до современности, от личности Христа до нашей личности»[9]. Святоотеческое Предание помогает человеку восстановить связь между ним как творением и Творцом и избрать в качестве ориентиров в своей земной жизни на пути к Бесконечному высшие, объективно существующие ценности, такие как Бог, вера, надежда (упование, чаяние), любовь (агапа), молитва, святость, праведность, красота, добродетель, – то есть взращивать в себе человека внутреннего.

Но именно эти понятия игнорирует современная педагогика, либо наполняет их совершенно не свойственными и чуждыми этим понятиям смыслами. Объяснить такое существо дела по большей части можно тем, что чиновники от образования всех уровней с завидным упорством и настойчивостью пытаются сформировать и закрепить в умах сограждан представление о системе образования как о сфере услуг (это одно из новшеств (инноваций), заимствованное из западных образовательных теорий и практики). Соответственно, там, где услуги и «забота о потребителе», – там неизменно встаёт вопрос о маркетинге (маркетинг — продажа, торговля на рынке, управление созданием товарови услуги механизмами их реализации как единым комплексным процессом)[10].

В одном из современных учебников по маркетингу «Бренд. Боевая машина бизнеса» (авторы В. Тамберг, А. Бадьин)[11] есть глава «Семь смертных грехов». Среди них авторы называют:

  1. Чревоугодие
  2. Алчность
  3. Лень
  4. Тщеславие
  5. Похоть
  6. Зависть
  7. Гнев

Тамберг и Бадьин прямо заявляют: «Наша книга не о святости – наша книга о маркетинге, причем «грязном», то есть маркетинге в чистом виде».

По воле авторов противопоставленными оказываются не сопоставимые между собой понятия. Очевидно, что по смыслу противоположным слову «святость» является слово «греховность» – то, что в православной традиции должен изживать из себя человек, преодолевая с Божьей помощью грехи-страсти.Но, по представлению авторов, именно это свойство человеческой натуры – греховность и есть основа маркетинга, а значит, является ценностью в его осуществлении.

«Мы исходим из того, – пишут авторы, – что наш потребитель «грешен», что он одержим различными страстями (ценностями), смысл которых сформулирован, в том числе и в концепции «семи смертных грехов».

Бадьин и Тамберг прямо не указывают на заимствование понятия «смертный грех» у святых отцов. Они лишь вскользь упоминают о глубоких исторических корнях этого «списка ценностей (антиценностей)» и о «колоссальном значении», которое «все мировые религии придавали блокировке развития этих ценностей … выражающих личные интересы человека и развивающихся, как правило, в ущерб ценностям общества»[12].

Заявление о том, что «все мировые религии» придавали значение «блокировке развития этих ценностей», свидетельствует о желании авторов сбить читателей с толку: стройное учение о сущности смертных грехов и об их преодолении существует только в святоотеческом Предании. Тех же, кого авторы именуют «потребителями услуг», они оставляют в неведении как о том, что существует святоотеческое наследие, так и о том, что ими, потребителями, манипулируют, подменяя понятие «грех» понятием «ценность». «Итак, – заключают Тамберг и Бадьин, – у нас есть абстрактный товар или услуга. Есть потребитель, одержимый массой всевозможных «постыдных» желаний: есть, совокупляться, гордиться собой, завидовать другим, жадничать – всем тем, что религия именует «смертными грехами». Теперь необходимо свести их воедино. Вместо изучения пожеланий потребителя мы должны изучать, каким образом можно им управлять. Вместо попыток выявить и удовлетворить его потребности мы должны искать способы вынудить его потреблять. Вместо выявления его симпатий мы должны выявлять те ценности, которые являются потенциально значимыми для потребителя, те символы, которыми можно манипулировать, подводя потребителя к покупке. Вместо того чтобы принимать высказанное мнение за истину, мы должны понимать, что потребитель лишь мечтает. Мы должны изучать не то, что он говорит, а то, что он хочет нам сказать»[13].

Таким образом, в связи с предложенным Тамбергом и Бадьиным взглядом на сущность отношений «производитель услуг – потребитель услуг» очевидными становятся цели авторов реформ современного российского образования: во-первых, уничтожить в человеке (вследствие развития в нём греховности) собственно «человеческое», то есть его способность к Богообщению, и, во-вторых, получить возможность манипулировать человеком.

Итак, смертные грехи, объявленные в современной теории маркетинга ценностями, находятся в центре пристального внимания маркетологов во всех сферах деятельности, в том числе и в сфере образования. На этой основе и осуществляются преобразования в образовании, иначе – «безобразия в образовании»[14].

Особой педагогической заботой и попечением окружено в современной школе взращивание в воспитанниках (да и в самих педагогах) тщеславия. Поскольку такая категория отсутствует в современной педагогике, развитие тщеславия как цель воспитания в целевом компоненте разнообразных образовательных программ и в планах учебно-воспитательного процесса образовательных учреждений всех типов и видов маскируется с помощью использования множества терминов-эвфемизмов: «Я-концепция», «самодостаточная личность», «самоактуализация», «самопрезентация», «самореализация» личности и т.д.

В содержание учебно-воспитательного процесса вводятся такие формы работы, как «Мисс…» и «Мистер…», «Последний герой», разнообразные психологические тренинги на темы «Как преодолеть свою стеснительность», «Как стать раскрепощённым», «Я – лидер», тренинги на основе «советов» Дейла Карнеги «Как завоевать друзей» и прочие[15].

Человека, имеющего даже весьма скромные достижения в спорте, искусстве, учёбе, научной деятельности, спешат объявить «звездой». В ряде учебных заведений организуют чреду конкурсов по разным номинациям с целью развить интеллектуальные, художественные и другие творческие способности учащихся и «открыть новые школьные звёзды» (используется именно эта терминология). Хотя организаторы подобной воспитательной работы и признают возможность развития у человека «звёздной болезни», но вдумчивого прогнозирования возможных последствий участия в этих конкурсах для личности не предполагается. Поэтому в целом «успехи» личности в разнообразных видах творческой деятельности рассматриваются только как положительные результаты воспитания, и в школах, говоря словами святителя Тихона Задонского, продолжают учить и наставлять людей ради того, чтобы «чтобы мудрецами и разумными слыли» и впадали «в богомерзкий идолопоклонства духовнаго порок»[16].

Иоанн Лествичник в своём слове «О многообразном тщеславии» утверждает: «Тщеславие по виду своему есть изменение естества, развращение нравов, наблюдение укоризн. По качеству же оно есть расточение трудов, потеря потов, похититель душевного сокровища, исчадие неверия, предтеча гордости, потопление в пристани…»[17]

Феофан Затворник Вышенский предупреждает о пагубных последствиях тщеславия, которое приводит к омертвлению внутреннего человека: «Вас хвалят… Между тем для Вас это очень невыгодно. Капля пробивает камень каждым падением. По частичке от каждой похвалы падает на червяка самолюбия и тщеславия и питает его… Похвалы заморозят Вас, и выйдет из Вас мраморное изваяние, не некрасивое наружно, но безжизненное»[18].

Следует отметить, что дезориентация в процессе воспитания человека объясняется ещё и превратным толкованием понятия о человеческом достоинстве. Сегодня под достоинством человека принято понимать его «высокое» представление о себе. Соответственно, становится правомерным и справедливым выдвигать требование об уважении «моего достоинства» другими. Достоинство же состоит не в том, чего достоин человек, а чего он удостоен: быть образом и подобием Бога. «В ком нет движений и действий духа, – наставляет святитель Феофан, – тот не стоит в уровне с человеческим достоинством»[19].

Как можно противостоять греховности, насаждаемой «маркетологами от образования» в современной школе?

Во-первых, следует расширить категориальный строй современной педагогики и ввести в педагогическую теорию и практику такие понятия, которые позволят строить процесс образования на отечественных традициях воспитания. Необходимо также вернуть категориям педагогики «духовность», «борьба», «человек» и другим их первоначальный – духовный смысл. Данные позиции целенаправленно отстаивают в своих научных трудах З.В.Видякова[20], Т.И. Петракова[21], В.А. Беляева[22], И.А.Соловцова[23], О.Л. Янушкявичене[24], Н.В. Маслов[25].

Своё место в ряду педагогических категорий должны занять понятия «греховность» (смертные грехи) и «святость» (добродетели), что станет препятствием для возможности манипулировать человеком. Ещё раз подчеркнём, что осуществлять воспитание человека с опорой на отечественные традиции невозможно без осмысления понятий «внутренний человек», «душа», «совесть»[26], «достоинство человека» и др. (смотри Национальную доктрину образования). Опыт создания подобного педагогического словаря уже существует[27].

Во-вторых, в подготовке и переподготовке учителей к осуществлению педагогической деятельности необходимо опираться на творения и педагогический опыт святых отцов.

Так, в рамках учебной дисциплины «Педагогика» в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего образования (раздел «Национально-региональный компонент») для студентов отделения теологии РГУ имени С. А. Есенина (его выпускники получают специальность «теолог-преподаватель») нами разработан и реализуется курс «Ценности воспитания в святоотеческом наследии».

В качестве воспитательных целей курса мы определили следующие: способствовать формированию у студентов осознанной мировоззренческой позиции, а также содействовать освоению ими христианской (православной) системы ценностей воспитания. В качестве образовательных – познакомить студентов с современной концепцией ценностного подхода к освоению педагогической действительности; показать богатство педагогической традиции святоотеческого наследия; пробудить интерес к чтению трудов святых отцов.Наряду с воспитательными и образовательными мы поставили и практические цели: помочь студентам-теологам сориентироваться в святоотеческом наследии как кладези духовных и нравственных ценностей воспитания;а также сформировать у них навыки и приёмы самостоятельного овладения богатством педагогических идей святых отцов; выработать у студентов умение использовать святоотеческое наследие в собственной педагогической деятельности.

В-третьих, в воспитании человека необходимо использовать все возможности учебно-воспитательного процесса в целом и в преподавании гуманитарных дисциплин в частности. Так, например, личность преподобного Сергия Радонежского рассматривается при изучении школьных и вузовских курсов истории и литературы (житие). При толковании одного из наименований преподобного – «игумен земли Русской» необходимо установить синонимические отношения слова «игумен» со словами «вождь», «лидер» и провести сравнение тех свойств, качеств, черт характера, которые как лидеру были присущи преподобному Сергию, со свойствами, качествами, чертами характера современных «вождей». При этом было бы не лишним сравнить цели и результаты их деятельности.

В-четвёртых, как отметил во время встречи со студентами и преподавателями нашего вуза митрополит Калужский и Боровский Климент, многое сегодня в освоении молодёжью православной культуры зависит от личностной позиции их наставника. Тот педагог, который принимает наставление Феофана Затворника: «если есть загробная жизнь, то цель настоящей жизни, всей, без изъяна, должна быть там, а не здесь»[28] – и следует совету преподобного Амвросия Оптинского: «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится…» – не может в своей преподавательской деятельности довольствоваться целями и ценностями только земного периода жизни человека.

Используя разнообразные формы урочной и внеурочной деятельности, а главное примером собственной жизни думающий педагог способен помочь усвоить как детям, студентам, так и родителям простые формулы жизни, выведенные святыми отцами русской православной Церкви. Вот некоторые из них: «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи». Так сформулировал цель человеческой жизни и определил её смысл один из самых почитаемых на Руси святых Серафим Саровский. На наши воздыхания «Как жить?» преподобный Амвросий Оптинский, определяя необходимое состояние человеческого духа и задавая планку нашего нравственного поведения, отвечает: «Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение». Святитель Феофан, подчёркивая необходимость активной жизненной позиции, советует: «Помощи кто ищет? Помоги. Обидел кто? Прости. Сами обидели кого? Спешите испросить прощение и помириться. Похвалил кто? Не гордитесь. Побранил? Не сердитесь. Пришло время молитвы? Молитесь. Работать? Работайте – и прочее, и прочее, и прочее»[29].

Обращение в современном образовании к творениям святых отцов позволяет не только противостоять «безобразиям в образовании», но и преодолевать ситуацию, когда мы, «слыша слово, не внемлем Логосу; обращаясь к Отцу, не чувствуем сыновства»[30].



[1]
Солодовников А. А. «Я не устану славить Бога…» Избранные стихотворения. – М., 2006. – С. 200.

[2]Солженицын А. И. Речь при вручении премии «Фонда Свободы» //Русский язык и культура речи. – М., 2002. С. 97‑99.

[3]Соловцова И. А. Духовное воспитание школьников: проблемы, перспективы, технологии. – Волгоград, 2004. – С. 35.

[4]Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться. Собрание писем. – М.,2003. – С.54

[5]Игумен Георгий (Шестун), Захарченко М. В. Введение в традицию как цель образования. – http://www.pokrov-forum.ru/action/scien_pract_conf/znam_reading/znam_sbornik_2000-2004/txt/shestun_zaharchenko.php

[6]Сластёнин В.А. Наши духовные ценности // Глинские чтения. – 2005. – № 5–6. – С.53–55. – С.53

[7]Зеньковский В., прот. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Клин, 2002. С. 14.

[8]Там же. С. 115.

[9]Котельников В.А. Православные подвижники и русскаялитература: На пути к Оптиной. – М., 2002. – С. 5 .

[10]http://ru.wikipedia.org/wiki/Маркетинг#cite_note-0.

[11]http://exsolver.narod.ru/Books/Marketing/index.html.

[12]Там же.

[13]Там же.

[14]Медведева И., Шишова Т. Безобразия в образовании. – Саратов, 2005.

[15]См. методические пособия для классных руководителей и кураторов студенческих групп.

[16]Иоанн (Маслов), схиарх. Симфония: По творениям святителя Тихона Задонского. – М., 1995. – С.1050.

[17]Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица. – М., 2009. – С. 278-279.

[18]Георгий (Тертышников), арх. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского. Кн. 1. – Рязань, 2003. – С. 413.

[19]Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь... – С. 41.

[20]Видякова З.В. Инновационное насыщение и обновление понятийного аппарата современной педагогики: реалии и проблемы / Философско-педагогические и религиозные основания образования в России: история и современность: Седьмые Международные Покровские образовательные чтения. – Рязань, 2009.– С. 6 – 8.

[21]Петракова. Духовные основы нравственного воспитания. – М.: Импэто, 1997.

[22]Беляева В.А. Духовно-нравственное воспитание личности в школе и вузе. – Рязань, 2007.

[23]Соловцова И.А. Духовное воспитание в православной и светской педагогике: методология, теория, технологии. – Волгоград, 2006.

[24]Янушкявичене О.Л. Духовное воспитание: история и современность. – М.: «ПРО-ПРЕСС», 2009.

[25]Маслов Н.В. Православное воспитание как основа русской педагогики. – М.: Самшит-издат, 2006.

[26]В одном из словарей современного русского языка, изданного в Казахстане, слово «совесть» дано с пометой «устаревшее».

[27]Маслов Н.В. Толковый педагогический словарь. – М., 2006.

[28]Феофан Затворник. Там же. – С. 69

[29]Феофан Затворник. Там же. – С. 71.

[30]Котельников В. А. Там же. – С. 5.


Читайте также:

 
 
     
Разработка веб-сайтов. При перепечатке материалов активная ссылка на svtheofan.ru обязательна. Карта сайта.

Яндекс.Метрика